Китайский фактор

Фото Кирилла Зыкова / Агентство «Москва»

Вчера, 14 марта, в Риме прошла встреча советника президента США по национальной безопасности Джейка Салливана и руководителя комиссии по международной политике ЦК Компартии Китая Ян Цзечи. Речь шла о России, о санкциях, контрсанкциях, о роли Китая в сложившейся обстановке.

В китайской газете Global Times мгновенно появился отклик:

«Действия США показывают, что Вашингтон весьма обеспокоен украинским вопросом. Он хочет, чтобы Китай плясал под его дудку. На что США надеются, так это сплести глобальную паутину, чтобы задушить Россию, сделав все страны частью этой паутины без какой-либо лазейки <….> Если Вашингтон хочет насильно связать китайско-американские отношения с российско-украинским кризисом, он идет по ложному пути и определенно будет разочарован».

Global Times, выходящая и на английском языке, считается бульварной газетой, то есть изданием, которое не внушает доверия и не достойно почтения, несмотря на громкое название. С другой стороны, она тесно связана с главной газетой ЦК КПК «Жэньминь Жибао». То есть используется как один из рупоров, которые транслируют в мир то, о чем нельзя говорить официально. Иначе говоря, газета посылает некий сигнал, обозначение границ торга.

Официально же глава китайской делегации Ян Цзечи сказал: «Реализация консенсуса между главами КНР и США является важнейшей задачей китайско-американских отношений».

Как известно, китайцы никогда не говорят «нет». Это считается невежливым.

Интересно, в каких выражениях Ян Цзечи оценил предостережение Джейка Салливана, прозвучавшее накануне в эфире телеканала CNN:

«Мы внимательно следим за тем, в какой степени Китай оказывает материальную и экономическую поддержку России. Мы не потерпим и не допустим, чтобы какая-либо страна пыталась компенсировать России ее экономические потери… Мы напрямую и конфиденциально доводим до сведения Пекина, что обязательно будут последствия. Мы не позволим России получить спасательный круг от экономических санкций со стороны любой страны в любой точке мира».

Доля Китая в нашем общем товарообороте – 18%. А доля России в китайском товарообороте – 2%. Понятно, сырьевые ресурсы – лес, газ, нефть. Но главный поставщик нефти в Китай – Саудовская Аравия, а газа – Туркменистан.

Практически все эксперты считают, что в настоящих и будущих отношениях России с Китаем для нас главными являются два момента. Первый – немедленная помощь, чтобы китайцы заполнили рынок, который покинули западные компании. Второй – вытекающая отсюда очевидная опасность абсолютной зависимости от китайской монополии. Так, экономист Максим Авербух утверждает: «В лучшем случае китайский бизнес использует Россию как резервуар дешевого труда, перенесет сюда грязные и трудоемкие производства. То есть Россия становится для Китая тем, чем сам Китай является для развитых стран».

Однако, и прежде всего, надо учитывать, какие решения примет и будет принимать Китай, если придется делать выбор между Россией и Западом.

Товарооборот Китая с Евросоюзом — 433,1 миллиарда долларов.

Товарооборот Китая с США —  750 миллиарда долларов.

Товарооборот Китая с Россией — 146 миллиардов долларов.

Кто и чем рискует? Понятно, в случае разрыва с Китаем рискуют все —  и Китай, и США, и Европейский Союз. Другой вопрос – зачем рисковать вообще? Не проще ли оставить всё как есть? С некоторыми изменениями, разумеется, в не обидных ни для кого рамках.

Очевидно, что в любом случае Китай станет главным торговым партнером России. Но до каких пределов?

Санкции, введенные США, распространяются не только на технологии, импортируемые непосредственно из западных стран, но и на товары, произведенные в любой стране, если в них используется американская интеллектуальная собственность. То есть Китай может оказаться отрезанным от высоких технологий.

Китай хранит 1 триллион долларов в американских казначейских обязательствах.

«Если в определенный момент признать, что никаких правил больше нет, то Америка может заморозить и эти активы, как она заморозила активы Центробанка РФ», — предполагает заместитель директора Института международной экономики и международных отношений Александр Ломанов.

А еще 1 триллион евро Китай держит в европейских банках.

Конечно, и Западу в случае разрыва отношений с Китаем придется несладко. Начиная, разумеется, с потрясений на мировом финансовом рынке и заканчивая товарами первой необходимости. Вспомним несколько анекдотическую историю 18-летней давности, когда американская журналистка Сара Бонджорни через 2 дня после того, как отпраздновала Рождество, огляделась по сторонам своей квартиры и обнаружила:

«Китай смотрел на меня с погасшего экрана телевизора, шпионил за мной в груде теннисных туфель под дверью. Он сверкал огнями рождественской елки и наблюдал за мной глазами куклы, валявшейся на полу. Я вскочила с дивана и стала быстро сортировать подарки, раскладывая их в две кучи: Китай и не-Китай. В итоге был счет такой: Китай — 25, мир — 14. Я поняла, что Рождество стало праздником, сделанным китайцами. Тут-то я и решила — все, с меня хватит. 1 января вся семья ввела годовое «домашнее эмбарго» на китайский импорт».

После этого семья Сары сразу же оказалась в стесненных обстоятельствах. Например, когда износилась обувь, Сара две недели искала дешевые ботинки и  тапочки для детей, не нашла, и вынуждена была купить дорогие итальянские. На день рождения мужа пришлось покупать китайские свечи —  других в магазинах не оказалось. И, наконец, полный кошмар: «Мы убили четырех мышей старомодными мышеловками, потому что все современные, работающие по принципу «поймай и выпусти», которые мы предпочитаем, сделаны в Китае».

Не менее драматична была история с игрушками: «Весной наш 4-летний сын начал антикампанию в поддержку китайских вещей: ему до смерти надоел датский Lego, и он потребовал на свой день рождения электрическую фиолетовую тыкву. Мальчик весь день вопил: «Я не могу так долго жить без Китая!».

В итоге 12-месячного эксперимента Сара Бонджорни издала книгу «Год без «Сделано в Китае». То есть получила кое-какой гонорар опять же за счет Китая.

Если же вернуться на серьезную колею, то следует закончить истинно китайской фразой научного сотрудника Института исследований и экспертизы Внешэкономбанка Сергея Цыплакова: «Китайцы сейчас будут действовать очень осторожно, потому что не хотят пожертвовать отношениями с западными коллегами. Сейчас ситуация характеризуется высокой степенью неопределенности».

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Фото Кирилла Зыкова / Агентство «Москва»

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x