Первый выход человека в открытый космос

Фото с сайта рцпв.рф

18 марта 1965 года впервые в мире был осуществлен выход человека в открытое космическое пространство. В этот день в 11 часов 34 минуты 51 секунду его совершил летчик-космонавт СССР Алексей Леонов во время полета на космическом корабле «Восход-2».

Эта амбициозная цель была намечена в Постановлении ЦК КПСС и Совмина СССР от 13 апреля 1964 года. Подготовка по программе «Выход» началась в июле того же года. Очень тяжелыми, как позже вспоминал сам Алексей Леонов, были тренировки, которые проводили космонавты в самолете-лаборатории ТУ-104 в декабре 1964 года, где во время кратковременной невесомости приходилось отрабатывать весь процесс входа и выхода из шлюза.

Как сообщается на официальном сайте «Роскосмоса», «для выхода в космическое пространство был разработан скафандр «Беркут» с многослойной герметичной оболочкой, с помощью которой внутри скафандра поддерживалось избыточное давление, обеспечивающее нормальную жизнедеятельность космонавта. Снаружи скафандр имел специальное покрытие белого цвета для предохранения космонавта от теплового воздействия солнечных лучей и от возможных механических повреждений герметичной части скафандра. Скафандрами были снабжены оба члена экипажа (командир корабля подполковник Павел Беляев и второй пилот Алексей Леонов — прим. автора), чтобы командир корабля мог при необходимости оказать помощь космонавту, вышедшему в космос».

Алексей Леонов и Павел Беляев перед стартом. Фото РГАНТД

Как рассказывается в книге «Мировая пилотируемая космонавтика», 13 марта прошли последние контрольные занятия с экипажем:

«Когда они закончились, Сергей Павлович Королёв сказал: «Ну что ж, друзья, наверное, я в последний раз с вами на пуске. «Востоки» и «Восходы» слишком дорого мне обошлись…» Эти слова были пророческими. Пилотируемый пуск «Восхода-2» оказался для Сергея Павловича Королева последним. Через 10 месяцев его не стало. 16 марта на Госкомиссии было принято решение: вывезти ракетно-космический комплекс «Восход» на старт 17 марта и произвести его запуск 18 марта»

Страт был произведен в 10:00 по московскому времени с космодрома Байконур. Сразу после выхода на орбиту, уже на первом витке, была надута шлюзовая камера и начата подготовка к выходу в космическое пространство.

В 11 часов 28 минут 13 секунд в начале второго витка была произведена полная разгерметизация шлюзовой камеры корабля. В 11 часов 32 минуты 54 секунды открылся люк шлюзовой камеры, а в 11 часов 34 минуты 51 секунду Алексей Леонов вышел в космическое пространство. Космонавта с кораблем связывал фал длиной 5,35 метра, в составе которого был стальной трос и электрические провода для передачи на борт корабля данных медицинских наблюдений и технических измерений, а также осуществления телефонной связи с командиром корабля.

«В открытом космосе Алексей Леонов совершил пять отходов и подходов от шлюзовой камеры, причем самый первый отход был сделан на минимальное расстояние — один метр — для ориентации в новых условиях, а остальные — на полную длину фала. Всё это время в скафандре поддерживалась «комнатная» температура, а его наружная поверхность разогревалась на солнце до +60°С и охлаждалась в тени до -100°С. Павел Беляев с помощью телекамеры и телеметрии следил за работой второго пилота в космосе и был готов, если это потребуется, оказать необходимую ему помощь. После выполнения ряда экспериментов Алексею Леонову была дана команда возвращаться, но сделать это оказалось непросто. Из-за разности давлений в космосе скафандр сильно раздулся, потерял свою гибкость, и Леонов не мог втиснуться в люк шлюза. Он сделал несколько безрезультатных попыток. Запас кислорода в скафандре был рассчитан всего на 20 минут, которые заканчивались», — так описываются события и обстоятельства первого выхода человека в открытый космос на сайте «Роскосмоса».

Более подробно об этой нештатной ситуации позже рассказывал сам Алексей Леонов:

«В космическом вакууме скафандр раздулся, не выдержали ни ребра жесткости, ни плотная ткань. Я, конечно, предполагал, что это случится, но не думал, что настолько сильно. Я затянул все ремни, но скафандр так раздулся, что руки вышли из перчаток, когда я брался за поручни, а ноги – из сапог. В таком состоянии я, разумеется, не мог втиснуться в люк шлюза. Возникла критическая ситуация, а советоваться с Землей было некогда. Пока бы я им доложил… пока бы они совещались… И кто бы взял на себя ответственность? Только Паша Беляев это видел, но ничем не мог помочь. И тут я, нарушая все инструкции и не сообщая на Землю, перехожу на давление 0,27 атмосферы. Это второй режим работы скафандра. Если бы к этому времени у меня не произошло вымывание азота из крови, то закипел бы азот – и все… гибель. Я прикинул, что уже час нахожусь под чистым кислородом и кипения быть не должно. После того, как я перешел на второй режим, все «село» на свои места. На нервах сунул в шлюз кинокамеру и сам, нарушая инструкцию, пошел в шлюз не ногами, а головой вперед. Взявшись за леера, я протиснул себя вперед. Потом я закрыл внешний люк и начал разворачиваться, так как входить в корабль все равно нужно ногами. Иначе я бы не смог, ведь крышка, открывающаяся внутрь, съедала 30% объема кабины. Поэтому мне пришлось разворачиваться (внутренний диаметр шлюза – 1 метр, ширина скафандра в плечах – 68 см). Вот здесь была самая большая нагрузка, у меня пульс дошел до 190, но мне все же удалось перевернуться и войти в корабль ногами, как положено». (цитируется по книге «Мировая пилотируемая космонавтика». Москва, Изд. «РТСофт», 2005 г.).

Вообще, по словам космонавта, за этот полет на «Восходе-2» серьезных нештатных ситуаций случилось семь, из них три или четыре были почти смертельными. Последняя случилась 19 марта во время возвращения на Землю, когда не сработала автоматическая система ориентации корабля и посадку пришлось проводить вручную. Через судно «Ильичевск» и средства ПВО стало известно, что корабль сошел с орбиты и спустился, но было не понятно, куда именно: 4 часа об этом не было никакой информации. Наконец, вертолет обнаружил парашюты и космонавтов в 30 км юго-западнее г. Березники Пермской области, в глухой тайге Северного Урала с перелетом расчетной точки на 368 км.

«Когда мы приземлились, нас нашли не сразу… Мы сидели в скафандрах двое суток, у нас не было другой одежды. На третьи сутки нас оттуда вытащили», — позже вспоминал Алексей Леонов.

21 марта в тайге была вырублена посадочная площадка для вертолетов, после чего Павел Беляев и Алексей Леонов с сопровождающими добрались на лыжах до вертолета Ми-4. Вскоре они были в Перми, откуда доложили о завершении полета Генеральному секретарю ЦК КПСС Леониду Брежневу. Эвакуацией космонавтов руководил подполковник Владимир Беляев, однофамилец командира экипажа. В тот же день космонавты вернулись в Ленинск. После того, как они отдохнули, 23 марта их уже встречала Москва.

Сергей Ишков.

На фото: Алексей Леонов и Павел Беляев в Москве после завершения полета.

Фото с сайта рцпв.рф

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x