Театр «Модерн»: гуляют в мире призраки проигранной войны

В старом комедийном фильме «Привидения в замке Шпессарт» есть трехсекундная сцена: в зале суда, стены которого украшены гипсовыми розетками с цветочками, лепнина неожиданно отваливается, и под ней обнаруживается фашистская свастика. 

Сцена идет под веселую песенку, которую исполняют герои:

Болезни старой признаки

Опять везде видны,

Гуляют в Бонне призраки

Проигранной войны…

Картина  была снята киностудией ФРГ пятнадцать лет спустя после окончания самой кровавой в мировой истории Второй мировой войны. Наблюдательный глаз немецкого режиссера Курта Хофмана уже в 1960-м точно зафиксировал те самые процессы, о которых сегодня развернуто и честно решил побеседовать со зрителями российский режиссер Юрий Грымов в своем премьерном спектакле «Цветы нам не нужны», поставленном в театре «Модерн».

Основной посыл постановки Юрия Грымова, опирающегося на изданные речи нацистов из 7-го тома «Нюрнбергского процесса» (всего томов 50, но лишь 7 из них переведены на русский язык): «Ничего не может быть страшнее фашизма».

«Цветы нам не нужны» — режиссерское исследование явления фашизма и мотивов семи главных нацистов, приговоренных на Нюрнбергском процессе к длительному тюремному заключению – десятилетнему, двадцатилетнему и пожизненному.

Из постановки явствует, что идейные вдохновители фашистской Германии так и не осознали своей вины,  до последнего оставаясь верны фюреру и его страшным идеям.

Злой дух Гитлера, способный свести с ума, парит над сценой театра «Модерн», посещая персонажей спектакля в их заключении в тюрьме Шпандау. И немудрено: этот дух давно уже стал нутром каждого из героев спектакля.

Юрий Грымов поделил пространство театра на две зоны. Входя в зал, мы, зрители, оказываемся под жестким прицелом глаз «интеллигентных», начитанных людей, сидящих на скамье подсудимых, мечтавших в своей гордыне истребить все 10 миллионов евреев, живущих в Европе, а заодно и тех, кто жил в ненавистном Советском Союзе.

…Ожидая решения международного трибунала, они из своего 1946 года пристально следят на нами сегодняшними. Следят сквозь время. Периодически в пространство их мыслей и высказываний врываются звуки радио, которое сообщает о том, что  реально происходит в мире, и о том,  что именно они, эти семеро, сотворили с этим миром. Представители четырех стран – России, Франции, Англии и Америки – по месяцу охраняют заключенных в Шпандау.  Атмосферу каждый страны подчеркивают национальные музыкальные хиты послевоенного времени.

Среди любопытных режиссерских решений обращает на себя внимание наличие на сцене тусклой тюремной лампы под потолком, которая время от времени взрывается от эмоционального накала, отбивая зонами кромешной темноты одну сцену от другой.

В спектакле задействованы ведущие актеры театра, создавшие образы очень разных нацистских преступников. Альберта Шпеера играет приглашенный в труппу актер, режиссер и педагог Вадим Пинский. Правую руку фюрера, явно помешанного Рудольфа Гесса, создающего в тюрьме список нового тайного правительства, – Юрий Анпилогов. «Если Гесс или кто-то из этих 7 узников вышел бы тогда из тюрьмы в здравом уме, – рассказывает Юрий Грымов, – если бы согласился возглавить движение, то немецкий народ выступил бы за возрождение нацизма».

Как и всегда, потрясает глубиной проникновения в образ блистательный Александр Борисов, играющий  Бальдура фон Шираха. Леонид Трегуб  предстает перед зрителями Константином фон Нейратом, Александр Колесников – Эрихом Редером, Александр Жуков – Вальтером Функом. Карла Дёница, главнокомандующего военно-морским флотом нацистской Германии, играет Алексей Баранов. На долю Романа Зубрилина выпало сразу две роли –  Гитлера и Чарли Чаплина.

– Многие страны пытаются сегодня переписать историю, – комментирует свой спектакль Юрий Грымов, – забывая о том, какой ценой далась победа над фашизмом. Наш спектакль – важный и честный разговор с современным зрителем. Я считаю Нюрнбергский процесс самым главным событием XX века, ставшим отправной точкой важнейших изменений в мире… Динамична история с 1946 по 1966-й год, мир развивается стремительно: Нюрнберг, Вьетнам, Юрий Гагарин, Карибский кризис, скачок мирового кинематографа и многое другое. Но я хочу поговорить о том, что случилось в мире после Нюрнбергского процесса. Как четыре ведущие державы (Россия, Англия, Франция, Америка) отреагировали на него? А ведь между этими странами был подписан пакт о взаимопомощи не только в военное время. А что мы видим сегодня?

Любопытно, что при работе с материалами Юрий Грымов нашел охранника, который охранял Гесса в тюрьме самым последним. В театре состоялась встреча с этим человеком, запись которой есть на сайте и которая представляет отдельный интерес.

– Сегодня время,  – считает Юрий Грымов, – когда можно говорить  с сидящими в зале интересными и умными людьми. То, с чем я столкнулся при изучении материалов, дало представление, что нас в школе берегли и не рассказывали всего, что в действительности творили фашисты. А это было страшно! Еще страшнее, что фашизм никуда не исчез. Обычно в кино зло показывают в виде уродливых монстров. В нашем спектакле зло предстает в виде интеллигентных, умных, образованных людей. Гитлер ведь не хотел превращать русский народ в рабов, он просто хотел его полностью уничтожить. При этом он был вегетарианцем, весьма расстраивавшимся по поводу того, что его соратник Геринг убивал на охоте «бедных беззащитных  животных». Фашизм – это когда одна нация ставит себя выше другой, и на этом фоне войны за территорию – вчерашний день.

Главная мысль спектакля Юрия Грымова заключена в том, что искупления не произошло, потому что покаяния так и не случилось. А значит, фашизм никуда не исчез. Многие сегодня не называют себя неофашистами, но суть явления  от этого ведь не меняется.

В этом смысле показательна сцена, вскрывающая саму суть фашизма. Сын тюремного пастора играет в мяч. Мячик случайно закатывается в центр группы заключенных нацистов… Мальчик просит: «Дяденьки, отдайте мяч…» И вот элита Третьего рейха в робах заключенных с издевательским удовольствием начинает пинать мяч от одного нациста к другому, наблюдая за  тем, как ребенок мечется между ними, переживает и плачет. Унижать и истреблять – вот их главная идея! Мы – избранные, а значит, имеем на это право.

Само название спектакля весьма метафорично. Один из героев подумывает над тем, чтобы развести в тюрьме цветы, но цветы ведь не редиска, ими нельзя кормить заключенных. Этим людям действительно цветы не нужны. Благодаря театру «Модерн» они предстают перед нами в своем истинном свете и точно уж никак не ассоциируются с цветами.

Елена Булова.

Фото спектакля предоставлено театром «Модерн»

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x