СВОБОДА ВЫБОРА ИЛИ КОЛЛЕКТИВНЫЙ ИММУНИТЕТ?

вакцинация

В погоне за «вожделенными» 60% вакцинированного населения (а именно в этом случае, по прогнозам специалистов, может возникнуть коллективный иммунитет) региональные власти и руководители конкретных учреждений всё чаще прибегают к мерам принудительного характера, чтобы улучшить показатели.

О том, вписывается или не вписывается уже проводимая de facto добровольно-принудительная вакцинация в существующее правовое поле, в ходе пресс-конференции в «Национальной службе новостей» (НСН) рассказал председатель Союза адвокатов России Игорь Трунов.

По его словам, вопрос добровольности и обязанности является очень сложным, болезненным и неоднозначным. Тем более в складывающихся обстоятельствах: как сообщается в информационных материалах, подготовленных к пресс-конференции, несмотря на все заверения врачей и должностных лиц, в России, хоть и частично, но всё же вводится обязательная вакцинация. В Кремле продолжают настаивать, что в России нет обязательной вакцинации, однако регионы начинают копировать «московские меры». Так, сначала в столице объявили об обязательной вакцинации минимум 60% работников сферы услуг, а затем отдельные категории граждан обязали к вакцинации в Московской, Кемеровской, Сахалинской областях, а также в Туле. Ответственность за вакцинацию возложили на бизнес, которому за несоблюдение новых правил теперь грозят штрафы до 1 млн рублей и приостановление деятельности. Меры оказались эффективными, и только в Москве запись на вакцинацию за последние дни выросла в 4 раза. По мнению столичных властей, обязательная вакцинация может занять до двух месяцев. В то же время многие юристы и правозащитники усомнились в законности вводимых мер, заявляя, что они «не совсем оправданы».

Игорь Трунов

Как напомнил в самом начале пресс-конференции Игорь Трунов, «информированное добровольное согласие» появилось впервые в США в 1957 году по решению Верховного суда, и это было первое правовое закрепление этого института. Далее его приняла Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), после чего он распространился по всему миру.

«У нас это закреплено в статье 20-й Закона об охране здоровья граждан. Но вот эта «добровольность», она не совсем однозначна, так как есть и обязанность гражданина, возникающая вследствие того, что заболевание опасно для окружающих. Кроме этого, госорганы имеют право на устранение угрозы жизни человека при психических заболеваниях (и там есть еще ряд оговорок). Поэтому на сегодняшний день формально заставить никого принудительно вакцинироваться нельзя! Во всём мире принята концепция свободы вакцинирования с ограничением прав тех, кто не хочет вакцинироваться. Вот, например, Израиль: он первый ввел «зелёные паспорта», которые позволяли жить более или менее полноценной жизнью тем, кто вакцинировался, и не допускали тех, кто не имеет этих «зелёных паспортов», в общественные места (кинотеатры, рестораны и т.д.). Это такая добровольно-принудительная система, которая у нас сегодня, к огромному сожалению, имеет определенные изъяны и определенные недоработки в правовом регулировании».

Если опять обратиться к опыту родоначальников «информированного добровольного согласия» — США, то там, по словам Игоря Трунова, еще в 1905 году было принято первое судебное решение, согласно которому обязательное вакцинирование соответствует Конституции, и сейчас это продублировано в Штатах еще в нескольких решениях.

«В апреле этого года было принято решение Европейского суда по правам человека, который рассматривал пакет жалоб граждан Чешской Республики (дело «Варжичка и другие против Чешской Республики). Это решение Европейского суда по правам человека говорит о том, что обязательное вакцинирование в отношении отдельных групп граждан – нормальное явление. Вплоть до того, что их можно штрафовать».

В РФ сейчас, по его словам, во многих регионах есть постановления государственных санитарных врачей, но они впрямую никого ни к чему не обязывают: в них говорится о необходимости обеспечить проведение профилактических прививок, и в основном обязанность это обеспечить возлагается на работодателя. Эти постановления сделаны на основе Закона об иммунопрофилактике инфекционных заболеваний, его статьи 5, которая, мотивируя обязанность вакцинироваться, отсылает к постановлению правительства за № 825. Это постановление содержит перечень работ, связанных с риском, и требует обязательных прививок.

«То есть санитарный врач отсылает к работодателю. Работодателю говорят: «Обеспечь!» Он начинает обеспечивать и упирается в то, что в этом постановлении правительства нет сферы общественного питания, финансовых организаций, бытовых услуг, торговли и т. д. То есть в нем очень узкий спектр услуг. Объясняется это тем, что это постановление 1999 года за подписью Степашина (т. е. оно устарело. — С. И.). Поэтому мы сегодня имеем следующую ситуацию: правительство Москвы говорит работодателю «Обеспечь!», работодатель начинает «обеспечивать»: начинает не допускать, начинает не выплачивать зарплаты. Почему? Потому что уволить он не имеет права (Трудовой кодекс не позволяет из-за этого уволить человека), то есть он его просто ставит в «подвешенное состояние». Если такой человек пойдет в суд, он выиграет. А правительство Москвы получается тут ни при чем, потому что они говорят: «Ну, мы ж тебя не заставляли его увольнять, так как это не подпадает под постановление правительства РФ №825». Вот эта недоработка – она не особо сложная, но, так как мы живем в правовом государстве, она существенная. Она сейчас препятствует нашим работодателям исполнить постановление государственного врача. Это касается не только Москвы, но других регионов».

По мнению Игоря Трунова, все эти нерешенные вопросы в сфере правового регулирования сейчас так остро встали потому, что «нас пугает опыт Бразилии»: там еще весной госорганы отчитались о том, что в стране достигнут коллективный иммунитет, 76% населения вакцинированы или переболели. А потом случился «взрыв»: 800 тысяч заболевших, огромное количество смертей, и всё это — после громких заявлений о достижении коллективного иммунитета.

««Все в мире, естественно, были в шоке. В том числе и в России. Потому что вот эти, мягко скажем, статистические погрешности очень нам близки, так же как и Бразилии, — посетовал председатель Союза адвокатов России. — То есть надо сказать, что много, — скажем «много»; надо сказать, что мало, — скажем «мало». И что вообще у нас ничего нет…»

Сергей Ишков

Фото из открытых источников.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x