ИТОГИ СЕССИИ В ЗЕРКАЛЕ ПОСЛЕДНЕГО ЗАСЕДАНИЯ СФ

Валентина Матвиенко попросила сенаторов восстановить физический и интеллектуальный потенциал и закрыла весеннюю сессию. Это произошло в 16:06 23 июня 2021 года.

Проведено 12 заседаний, на которых принято более 350 законов. Среди прочего Матвиенко отметила стратегический закон о выбросах парниковых газов.
Очередное, 508-е пленарное заседание СФ назначено на 22 сентября, то есть на третий день после выборов Госдумы восьмого созыва. Сколько законов успеют принять новые депутаты и что намерены рассматривать сенаторы, непонятно.

Председатель Матвиенко предупредила сенаторов, что началась масштабная избирательная кампания, и она приведет к обновлению не только Думы, но и СФ. Сенаторы не расходятся, СФ – постоянно действующий орган.

Завершившее сессию 507-е заседание СФ продолжалось шесть часов без перерыва, в спринтерском режиме. Во время голосований по очередному пункту повестки менялись докладчики и между их выступлениями сотрудник аппарата в маске протирал трибуну.

В повестке было 155 вопросов. Подав­ляющее большинство документов приняли без обсуждения, и в их числе – заявление СФ в связи с отмечаемым 30 июня Международным днем парламентаризма. Он установлен решением Генеральной Ассамблеи ООН в память о состоявшейся в этот день в 1889 году первой международной конференции Межпарламентского союза (МПС).

Деятельность МПС освещается значительно меньше по сравнению с ООН, ПАСЕ или ПА ОБСЕ, потому что данный высокопредставительный и наиболее древний из международных структур орган используется по своему прямому назначению, в нем велика роль России и не бывает зрелищных скандалов.
В позитивной части развития конструктивная роль России оформилась и стала ключевой до пандемии и была усилена в ее ходе. В ближайшие годы, а может уже и до скончания человечества, благодаря международной роли США, ключевым вопросом станет климатическая повестка. Формальным предлогом сделан упомянутый Матвиенко стратегический закон по новому механизму ограничений выбросов парниковых газов.

В Думе он был принят молча, сразу во втором и третьем чтениях. В СФ закон тоже одобрили молча – 140 за без единого голоса против, и никто не воздержался. Что было с обсуждением закона на комитетах СФ, мне неведомо.

Механизм ограничения выбросов через расчет углеродного следа – мутный и неопределенный, фактически его предстоит создавать через разведку боем. Бои текущей hybrid proxy war состоят из партизанщины deep state и открытых действий на видимой части переговоров.

Классически вышло с ВТО, и точно так же развивается климатическая тема, в ней прослеживаются этапные итерации: Рио, Киото, Париж. Когда Москве удается сформировать переговорный инструмент, Вашингтон меняет правила игры, поднимая войну на более эффективный в плане агрессивности и вирулентности уровень.

В теме инфекционной медицины и эпидемиологии Москва не смогла преодолеть сопротивление и создать переговорный механизм. Пандемия воочию показала его отсутствие. На базе достигнутого хаоса Вашингтон развернул войну вакцин. Москва ее проиграла. Сомнительная пандемия коронавируса окончательно заместилась инфодемией.

В своей речи по итогам сессии Матвиенко поставила важность неформального переговорного процесса едва ли не выше значимости принятых законов. Госпожа председатель отметила, что за время сессии удалось провести серию знаковых форумов. Назвала Совет законодателей, Невский экологический форум. Осенью пройдет очередной раунд Диалога женщин-лидеров. На следующей неделе – форум Россия – Белоруссия.

На 21 мая 2022 года намечена Всемирная конференция по межрелигиозному и межэтническому диалогу. Инициатива ее проведения была выдвинута Валентиной Матвиенко и поддержана на 137-й ассамблее МПС в Санкт-Петербурге в 2017 году. Председатель СФ попросила сенаторов всячески пропагандировать конференцию и вовлекать в нее участников.

Матвиенко подчеркнула, что за такими форматами будущее.

Она считает, что живое общение без галстуков сложнее, чем интервью профессиональному журналисту.

Вопреки запретам, без обсуждения новой системы ограничений выборов на пленарном заседании СФ не обошлось, благодаря традиции содержательного проведения правительственных часов в СФ. Здесь нет думской конфронтации и остроты, а смысла не меньше.

После нескольких ротаций сенаторского корпуса вся привилегия на остроту в СФ отошла лично Матвиенко. Ее шутки в репликах по ходу скоростного принятия законов стали приятным декоративным оформлением утомительного заседания. «Вы что, вздремнули?», – спросила председатель у очередного докладчика, который не успел вылететь на трибуну непосредственно в момент окончания ее протирания.

Принятые этой весной законы дают повод для оптимизма. В частности, закон о ремонте системы госзакупок. Также система одобренных к выборам инициатив против добровольцев hybrid proxy war, которых в законодательстве обозначили эвфемизмом «нежелательные». Все это не слишком желательно, неоднозначно и неопределенно. Однако по сравнению с климатической повесткой, решения Москвы, по крайней мере, имеют четко оформленную цель из одного слова – суверенитет.

Москва идет сама и тянет мир по пути перевода скрытой безответственной власти в публичную. Каждое решение должно быть сопоставлено с конкретным ФИО его источника вместо цепочки посредников-исполнителей с бенефициаром на минус 25-м этаже в виртуальной части Белого дома.
Пекин идет другим путем, он влез в выстроенную Вашингтоном систему глобальной теневой и неформальной безответственной власти. Мы можем бесконечно судиться из-за шести соток, но я что-то не слышал о попытках вчинить иск Пекину и Вашингтону за попытку остановить всю экономику мира. Сама Матвиенко встала на их защиту год назад, и критиков из палаты убрали.

Должен подчеркнуть, что ни у Москвы, ни у Вашингтона нет задачи борьбы за глобальное лидерство. Как стало известно от главы сенатской комиссии по суверенитету Андрея Климова, Вашингтон ставит цель closing Russian Federation. Поскольку буквально все международные проекты Вашингтона бьют прежде всего по США, мне остается только развивать крамольный ход мысли сенатора Климова. Получается, что Россия согласно своей исторической роли, спасает США от самих себя. Отличия от Франции или Германии только в том, что у англосаксов королева декоративная и нет оформленной фигуры Наполеона или Гитлера. В остальном – все то же.

Дискуссия в СФ прошла с доказательством тезиса «Эха Москвы» о том, что все упомянутые являются иностранными агентами, включая тех, кто принимал закон. Андрею Климову сказать было нечего, и на вывод спора из тупика бросился председатель комитета по госстроительству Андрей Клишас.
На 507-м заседании принят закон «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях». Я напомню, что во втором чтении, 15 июня, депутат Сергей Иванов, согласно установке ЛДПР о праве граждан на оружие, выступил с жесткой критикой поправок. По его словам, данный законопроект был внесен депутатами Александром Хинштейном и Сергеем Боярским с единственной целью. СМИ обязаны указывать, что какая-то организация признана экстремистской. Впопыхах авторы забыли, что есть еще террористические организации, и их тоже желательно указывать. Законопроект – на одном листике. И вдруг появляются поправки, которые совершенно не соответствуют концепции закона. Какое отношение к террористической организации имеет неисполнение требований сотрудника Росгвардии по оружию? Какое отношение имеет участие в организации, которая признана нежелательной, к террористической организации?

Депутата Иванова больше волнует электорат ЛДПР, чем террористы с прочими иноагентами. Он договорился до того, что потребовал закрыть Думу: «Это не принятие законопроектов – это тупое кнопконажимательство».

Дискуссия на 507-м заседании СФ высветила смысл запрещенных регламентом эволюций законопроекта.

Из пояснений Клишаса следует, что усиление административной ответственности за незаконный оборот оружия, злоупотребление свободой массовой информации и участие в деятельности нежелательных организаций через тему оружия привязано к «материальному», как он выразился, закону «О внесении изменений в Федеральный закон «Об оружии» и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Этот закон был принят следом, и он вступает в силу через год после офи­циального опубликования. Матвиенко пыталась добиться ответа, и в результате зафиксировала, что Росгвардия не при делах и год никаких рестрикций не будет.

За двадцать лет на моих глазах прошло много разнообразных и в основном успешных попыток срыва полезных законов. Но вот такую конструкцию изобрели, кажется, впервые. Можно пополнить копилку диагностических признаков hybrid proxy war.

В работе парламента эта странная война наиболее заметно проявляется не в законах, а в упорном насаждении хаоса, срыве планирования, устранении стандартов и заведомом абсурде в прогнозах. Назначение министром экономического развития Максима Решетникова не принесло счастья стране. Короля играет свита. Судя по его выступлениям в палатах СФ, он пытается нащупать суверенный курс, но пока повторяет судьбу Минфина Антона Силуанова. Тот в конечном итоге слился в экстазе с главой подконтрольного ФРС Банка России Эльвирой Набиуллиной. Вряд ли Решетникова ждет другая судьба.

Тем более попытки необходимы. В конце 507-го заседания принято решение о приглашении министра экономического развития Максима Решетникова на правительственный час 22 сентября для выступления на тему «О прогнозе социально-экономического развития Российской Федерации на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов».

Надежда есть всегда, и текущий вектор покажет избирательная кампания. При любом раскладе Решетников выглядит в парламенте достойно, и его выступление в СФ, как я полагаю, станет не менее информативно, чем вся суматоха с выборами Думы.

Уверенности мне придал состоявшийся на 507-м заседании СФ правительственный час «О перспективах интеграционных процессов в рамках Евразийского экономического союза».

Выступал зампред правительства Алексей Оверчук. Начал с того, что в 2012 году госсекретарь Хиллари Клинтон назвала ЕАЭС ресоветизацией и призвала его предотвратить. 2013 год был тяжелый.

Предотвращение ресоветизации отражало одну из мудрых мыслей сенатора Климова: вы за американцев не беспокойтесь, они везде. Еще до того, как он это сказал по поводу конференции МПС в Петербурге, местами казалось, что ЕАЭС строят те же люди, которые делали Восточное партнерство для перевода Украины под внешнее управление.

Проект Евросоюза к тому времени успели не только построить и использовать его коммунальное корыто для подрыва экономической мощи Германии, но и приступить к его разрушению.

Глобальное управление – по анекдоту про золотую рыбку. Три желания: введем ордынское иго, отменим и снова введем. Зачем тебе, старче? А я люблю, когда тусовка.

Оверчуку досталось путаное наследие. В полной мере схлестнулись отмеченные выше роли Москвы и Вашингтона. Москва начала первой, со времен трансформации Руси в Россию, и напугала просвещенный Запад до дремучей полусмерти. Не вдаваясь в исторические подробности Владимира Мединского, Оверчук напомнил, что идее евразийства тысяча лет.

На другой чаше весов влияния – негативные последствия передачи полномочий на наднациональный уровень с возможностью влиять на Россию через Белоруссию и Казахстан. Тут в одной куче оказались рассинхронизированные акцизы, непреодолимые проблемы в определении страны происхождения товаров, депрессивные для российского производства технические регламенты, отсутствие внятных критериев отечественного ПО и элементной базы.
Белоруссия ухитрилась отнести к оте­чественному ПО Microsoft, а Казахстан оказался великой рыбной державой. Крупнейший торговый партнер России в лице Евросоюза не может признать российским Крым и, соответственно, произведенные на его территории товары. Мало того, взаимодействия Европейского экономического союза с ЕАЭС нет. Оверчук пытается наладить его дистанционно в режиме ВКС.

До кучи Казахстан и Белоруссия вступают в ВТО. Казахстан начал этот путь еще в бытность членом Таможенного союза, предшественника ЕАЭС. Белоруссия только приступила, и перспективы туманны.

Для чего это нужно, кроме дополнения каналов внешнего влияния на Россию, представить сложно. Оверчук прямо сказал, что ни у одной страны СНГ нет достаточного потенциала экономической и переговорной базы, которую еще надо создать.

Правительственный час Оверчука показал, что можно сделать в условиях сложносочиненного противоречивого и самонесогласованного мира.

ЕАЭС семь лет. Рост торгового оборота показали даже пережившая войну Армения и революцию – Киргизия. Отмечен рост доли рубля в расчетах до 72%. Наибольшая интеграция – в сфере рынка труда.

Оверчук обозначил три вызова: цифровизация, климатическая повестка и пандемия. Необходимо развивать собственную цифровую платформу ЕАЭС.
Климатическая повестка – это не только про потепление. Страны отказываются от производства товаров с значительным углеродным следом. Ожидаемые меры будут иметь характер торговых барьеров. Оверчук намерен выработать общую политику ЕАЭС.

Пандемия сблизила страны ЕАЭС. Его экономический потенциал выше собственных рынков. Происходит создание общих рынков электроэнергии, нефти и нефтепродуктов. Должен быть реализован транзитный потенциал союза. Причем мы там должны быть субъектом, а не объектом, как в китайской программе «Один пояс – один путь».

Зампред СФ Константин Косачев попросил назвать причину отсутствия взаимодействия ЕС с ЕАЭС.

Алексей Оверчук в ответ напомнил, что ЕС наш крупнейший торговый партнер. ЕАЭС не занимается политикой, однако тут точно есть и политический фактор. Очень много вопросов.

Зампред комитета СФ по социальной политике Валерий Рязанский сформулировал самый запутанный из срочных вопросов об обязательной вакцинации трудовых мигрантов.

Алексей Оверчук, согласно статусу, несет обязанность высказываться против обязательной вакцинации, хотя весь мир и Россия тоже идет по этому пути. Трудовые мигранты нам нужны, пандемия затруднила пересечение границы. Придумали паллиативную конструкцию, разработав приложение «Путешествую без COVID-19». Для этого можно сделать обязательным для въезда в ЕАЭС ПЦР-тест в доверенных лабораториях.

На заседании приняли 146 законов – почти половину всего достижения сессии. Из них 123 – без единого звука. По моим прикидкам, получилось в среднем около ста секунд на закон – зачитывание названия и голосование. Учитывая, что большинство документов СФ рассматривать не обязан по Конституции, профанация нужна исключительно для поднятия значимости палаты. Чтобы рассмотренные Думой на завершающем заседании 17 июня законы не ушли напрямую к президенту, их частично приняли на 506-м заседании СФ в тот же день сверх повестки, а по оставшимся – проголосовали «принять к рассмотрению» и внесли в повестку 507-го заседания.

Матвиенко почему-то всегда торопит ход заседания, и ей же самой это неприятно. В конце она отметила, что мы приняли большой пакет законов, за которыми огромный ваш труд. Почему так гладко все и прошло.

В значительной степени так и есть, но не совсем.

Споры вызвал закон «О деятельности иностранных лиц в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» на территории Российской Федерации». Этот документ его главный автор, председатель комитета ГД по информполитике Александр Хинштейн назвал приземлением иностранных сетей. Они должны открыть представительства в стране и отвечать на претензии. За ослушание предусмотрено семь мер принуждения разной степени вплоть до блокировки.
Спровоцировала спор сама Матвиенко невинным вопросом: будут они выполнять? Причем выполнение данного закона она понимает расширенно, не только в форме ответов на претензии Роскомнадзора по вредному контенту, но и уплате налогов в полном объеме со всех доходов, включая рекламу.

Фактически это задача-максимум в отношении иностранных сетей, которую ставил изгнанный из СФ Руслан Гаттаров. Тогда их представители путали дискуссию разговорами о контекстной рекламе. Принятый закон о суверенном Рунете не заработал по назначению, но сама тема доказанной передачи трафика в программу PRISM стала небезопасной. Фиговый листок контекстной рекламы утратил значение. Зачем это нужно самим США, не вполне понятно, но их проект со Сноуденом на вершине перевел предположения в статус фактов.

Судя по принятым на 507-м заседании СФ законам, есть политическая воля выполнить программу-максимум в полном объеме. Но не по этому закону, а всему комплексу принятого, включая учет рекламы в Интернете.

После долгих споров закончилось все примирительным предложением Матвиенко о протокольном поручении по мониторингу правоприменения закона.
Чтобы коллегам по палате жизнь медом не казалась, суровый председатель комитета по регламенту Вячеслав Тимченко напомнил, что избирательная кампания накладывает на сенаторов ограничения. Затем строго предупредил: использование служебных билетов для поездок на курорт строго запрещено.

Матвиенко добавила: бухгалтерия следит, но напоминание не лишне.

Лев МОСКОВКИН.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x