24 Сентября 2021г. Пятница
  • $ 72.7
  • 85.2
Главная» Дело вкуса» За лозу и за сезон!

За лозу и за сезон!

Ирина Розова/ автор статьи

Не скрою, к российским винам я до сих пор отношусь с настороженным любопытством. За годы проб и употреблений у меня однозначно появились бесспорные фавориты, укрепилось мнение о достойном качестве отдельного продукта, но отрасль в целом меня скорей «не убеждала». Что не отменяло моего желания глубже узнать предмет. Знакомство с директором департамента исследования и продвижения отечественной винодельческой продукции Роскачества Олесей Буняевой на многое открыло глаза.

— Олеся, давайте издалека зайдем. Как вы считаете, насколько в принципе наше население осведомлено о российских винах? Если мы выйдем сейчас на улицу и попросим первого встречного назвать самое известное российское вино, что он назовет, как вы думаете?

— Могу сказать главное: население сейчас лучше осведомлено о российских винах, чем три года назад, когда мы только начинали проект Винного гида России. До этого момента у нас страна жила стереотипами: «всё вино порошковое», «виноградники вырубил Горбачёв» и т.д.  Эти мифы и сейчас очень живучи, но информации у людей стало гораздо больше. В помощь нам и туристический бум последних двух лет – на наш юг отправились люди, которые больше знали о винах Италии и Франции, чем Тамани и Севастополя и возвращаются они с совершенно другим уровнем знаний о российском виноделии.

Если спросить у первых встречных, скорей всего назовут винные регионы Крым и Кубань, самый известный сорт винограда – Каберне или Мускат, а также несколько известных торговых марок с историй в несколько десятков, а то и сотен лет – Массандра, Инкерман, Абрау-Дюрсо. Возможно, вспомнят нынешних гигантов отрасли — Кубань Вино и Фанагорию. Если пойти в винный бар и спросить там, вариантов будет больше – могут вспомнить и небольшие хозяйства, и известных виноделов Олега Репина, Павла Швеца, Алексея Толстого.

— Есть два просто непробиваемых убеждения. «Российское вино — заведомо хуже импортного» и «За такие деньги я лучше Италию куплю. Почему так дорого?». Как с этим бороться производителю, как заманить на свою сторону?

— Мы с такими мифами разбираемся системно. По поводу «хуже» — это точно миф. У нас в исследовании прошлого года были импортные вина и российские им ничуть не уступали, хотя сказать что наши выиграли «всухую» тоже нельзя. Но вот любителей вин Грузии я хочу расстроить. Полусладкое вино из Саперави в Крыму и на Кубани получается лучше.

В Винном гиде России не раз получали отличные оценки вина ценой 250 — 350 рублей. Какую Италию вы можете купить за эти деньги? С учётом пошлин и доставки, это будет вино, которое на родине стоит 80 центов. Что может быть хорошего за эти деньги?

Производителю надо делать качественное вино, в первую очередь. Лидеры нашего исследования – Мысхако, Золотая Балка, Кубань Вино, Фанагория — имеют только одну проблему: спрос на их вина со стороны торговых сетей выше, чем их объёмы производства. Только качеством можно заманивать. К сожалению, у нас существенно ограничена реклама вина. Это не справедливо, ведь российское виноделие молодо, а в стране выросло уже целое поколение, которому 15 лет назад долбили из всех СМИ: пейте Францию, пейте Италию.

Раз реклама невозможна, необходимо информировать, рассказывать, обучать. Этим и занимается Винный гид России.

— Какое вино у нас идеально получается? Вот чтобы прямо у всех производителей и одинаково идеально?..  Я имею в виду в силу климатических особенностей и/или состава почвы и так далее.

— У нас отлично получаются креплёные ликёрные вина. Сладкие мускаты, кагоры. Эта категория стабильно получает самые высокие оценки. Правда, в ней не так много производителей – Крым, в основном. Как раз в силу климатических особенностей – жаркого климата на побережье, сухой долгой осени, которая даёт возможность винограду созревать и накапливать высокий сахар.

Давайте поговорим про российские игристые. Чаще всего лично я слышу «Там же одни дрожжи, давай лучше просекко возьмем!» Я сама очень люблю ту же Балаклаву и некоторые виды игристых у Фанагории. Балаклаву розе, кстати, очень уважают в московской тусовке. Но, конечно, в большинстве случаев российское берут, потому что дешевле…

— Игристые – это тоже одна из наших сильнейших категорий. У нас очень серьёзные традиции производства игристых вин. Профессия «шампанист» — одна из самых уважаемых в российском виноделии. В Дагестане, в Крыму, на Тамани делают отличные вина в стиле просекко – резервуарным методом. Проведите как-нибудь эксперимент. Возьмите бутылку ZB от Золотой Балки, бутылку DiCaspico из Дербента, бутылку Aristov – они все стоят меньше 400 рублей — и самое дешёвое просекко из крупной торговой сети. Замотайте бутылки фольгой и предложите друзьям выбрать лучшее из вин. Ручаюсь, результат вас удивит. Мы регулярно видим отличные результаты у наших недорогих игристых.

Недорогих вин, производимых классическим методом, у нас не так много, как в Испании, например. Но АбрауДюрсо Виктор Дравиньи – это вино абсолютно мирового уровня. Они из года в год берут первый приз в нашем исследовании и с нашими экспертами согласны судьи международного конкурса Декантер в Лондоне. Там розовый брют Абрау получил очень высокий рейтинг в 90 баллов. А он, на минуточку, в магазинах по акции стоит 650 рублей.

По соотношению цены и качества наши игристые равных в мире не имеют.

— А кто главный потребитель российских вин?

— Это люди возраста 25 — 45 лет. 80 процентов из них — женщины. Если говорить о географии, то чаще всего это Москва, Питер, Екатеринбург и другие крупные города.

— Знают ли нас в Европе? Я сейчас не о профессионалах, а о рядовых покупателях и гостях ресторанов. Помню, наши красные вина получали международные награды – это помогает открыть путь на запад?

— Медали международных конкурсов мы получаем регулярно и во множестве. За год десятки наград в Германии, Англии, Восточной Европе. И красным, и белым, и игристым. Награды – это, конечно, очень важно, но ещё важней системная экспортная работа при поддержке государства. Пока нас в Европе воспринимают как экзотику. Водку из России знают сотни миллионов, вино — тысячи покупателей. Но лиха беда начало. Сейчас наши вина уже представлены в госмонополии Финляндии – сети Алко. Пандемия затормозила деловую активность, но уже есть большие планы по коллективному участию наших производителей в зарубежных выставках.

— Наверняка, уже подсчитали, какой процент из всего выпиваемого в Москве (или России) составляют российские вина?

— Всего на долю российских вин приходится более 50% рынка. Но это если мы смотрим в массе, значительная доля этого объёма — дешёвые вина. Если взять ресторанный сегмент, вина с ценой выше 1000 рублей, там доля будет существенно меньше: 10 — 15%, но и там ситуация меняется. В винных регионах (Кубань, Крым) российских вин и в ресторанных картах большинство. И это очень правильно.

Уверена, те, кто интересуется российским вином, знает, сколько проблем свалилось на отечественных виноделов в последние годы. Санкции, ограничения…. Но бизнес держится, развивается. Можно ли тем самым утверждать, что эпоха возрождения российского виноделия сейчас в самом расцвете?

— Безусловно. Сейчас не просто расцвет, сейчас бум российского вина. Новый закон привлёк в отрасль серьёзные инвестиции. В ближайшие годы мы увидим появление десятков малых и средних винодельческих хозяйств. Компании масштаба Инкермана или Фанагории вряд ли появятся – но таких мощных холдингов с несколькими тысячами га виноградников и в Европе не так много. Именно на небольших винодельнях строится виноделие любой страны. Именно они, развивая туризм, открывая кафе и гостиницы, делают палитру винных регионов разнообразней.

— Какое вино стоит попробовать, чтобы с первого глотка влюбиться в российские вина?

— Зависит от вашего вкуса. Можно пробовать любое из топов ВГР. Белые вина Мысхако, игристые Золотой Балки, выдержанные красные Инкермана, Фанагории, Кубань Вино. Ликёрные от Массандры и Солнечной долины.

За что чаще всего пьют российские виноделы?

— За здоровье, как и все остальные. А ещё за хороший сезон. Виноделие очень сильно зависит от погодных условий. Предлагаю и нам пожелать российским виноделам удачного сбора винограда. Вино ведь не водка или пиво, которые можно хоть каждый день производить. Виноград созревает раз в год, и только раз в год у винодела появляются возможность на эксперимент,  победу и в то же время — огромная ответственность. Уже в августе первый виноград поедет на винодельни под звон бокалов: «за сезон!

Ирина Розова/ автор статьи
Московская правда