Коварная полисемия, дорогие отходы и премиальное мясо

Наверное, должно быть смешно, что главный антимонопольный орган страны имеет аббревиатуру, неотличимую от команды атаки для служебного пса. Полисемия обманчива, и после правительственного часа в Совете Федерации стало совсем не смешно, а очень даже грустно.

Глава Федеральной антимонопольной службы Максим Шаскольский должен был выступать на 512-м заседании СФ по заявленной теме «О реализации мер, направленных на обеспечение устойчивости социально значимых товарных рынков». Но чуда раскрытия темы не произошло. Глава ФАС рассказал о принятых мерах в советском жанре лакировки действительности.

Шаскольский выступал так, будто текущий момент истории с кратным ростом цен ничем особенным не выделяется. Давно стал привычным рост цен на ГСМ к каждой посевной кампании и рост цен на минеральные удобрения к каждому переделу сельскохозяйственного рынка. При этом цены на лекарства в России всегда выше референтных стран и тому же хуже качеством.

Еще ни разу не было такого, чтобы кто-нибудь объяснил, кто и как физически это делает.

Текущий момент истории отличается кратным ростом цен на продукты для бедных и одновременно на основные материалы для любого строительства. Рост цен происходит не сам по себе, а одновременно с инфодемическим локдауном и энергетическим переходом.

Кстати, обещания о смягчении и отсрочке энергетического перехода обернулись досрочными штрафами на выхлопы крупного рогатого скота.

Согласно информации сенатора Сергея Митина, проблема животноводческих предприятий заключается в том, что они оказались заложниками неопределенного правового регулирования, исходя из различных толкований ФЗ «Об отходах производства и потребления» и «Об охране окружающей среды». Судебная практика по данным вопросам неоднозначна. Митин привел пример начисления штрафа в 7,5 миллиарда рублей предприятию с годовым оборотом шесть миллиардов.

В советское время навоз был ценнейшим источником органических удобрений. Садоводы бегали с ведрами за колхозными коровами, как ныне журналисты преследуют с диктофонами сенаторов. Поголовье крупного рогатого скота в стране резко сократились. Суррогатное молоко делается без коров и вызывает изжогу. Удобрять поля нечем, а остатки стали источником дохода для налоговой.

Теоретически вся эта фантасмагория должна относиться к компетенции антимонопольного органа. Однако Шаскольский не занимается даже такой проблемой, как наглое жульничество с ценами на проезд в поездах дальнего сообщения.

Его предшественник Игорь Артемьев во главе ФАС рассказывал в СФ о мутной схеме ценообразования для пассажирских перевозок РЖД и высказал намерение бороться со злом. После чего лишился поста.

По словам его преемника, цены железнодорожных перевозок не регулируются, только некоторые. При этом отмечено незаконное использование средств, включенных в тарифы.

Что характерно, на том же заседании с победными реляциями выступал председатель правления ОАО «РЖД» Олег Белозёров. Он вообще не посчитал нужным говорить о ценообразовании в сфере дальних перевозок. Зато очень гордился открытием аж семнадцати новых пригородных маршрутов и погашением долгов.

Напомню, что долги по пригородному сообщению возникли во время массовой отмены электричек. Роковую роль в обездвиживании страны сыграли посредники, и благодаря им рельсы стали буквально золотыми. Вместо уголовного преследования, с ними сполна расплатились.

В нынешней жизни бывшие отходы стали золотым запасом сказочного обогащения. На правительственном часе много слов было потрачено на рост цен на солярку, которая становится дороже бензина. Фракции крекинга нефти стали тем дороже, чем они тяжелее бензина. Самолеты заправляются за рубежом, потому что в России дороже чем в странах, закупающих сырье у России. Мазут для котельных стал дефицитом пуще газа.

На правительственном часе сенаторы несколько раз спрашивали про цены на металл. Также говорили о росте цен на минеральные удобрения.

Алексей Кондратенко сообщил, что аммиачная селитра выросла на 70%, аммофос — на 125%. Вдвое выросли цены на упаковочную пленку из полиэтилена.

Цены повышаются у трейдеров. Валентина Матвиенко заявила, что это звено надо убрать – это люди, ничего не производящие.

Председатель комитета по бюджету Анатолий Артамонов сообщил об обнулении пошлины на импорт свинины и говядины. Несложно предсказать, чем это обернется для отечественных производителей.

Максим Шаскольский ответил философски диалектично: приоритетом является насыщение внутреннего рыка и поддержка отечественного производства.

Замминистра сельского хозяйства Иван Лебедев заверил, что данная мера является обоснованной и правильной. Он считает, что импортное мясо – это всегда сегмент высокопремиальный, там совсем другая структура себестоимости, поэтому данный подход никаким образом не скажется на объемах производства нашей продукции.

«На защитника отечественного производства вы не очень похожи», – отметила Валентина Матвиенко.

Сенатор Евгений Савченко согласился, что производство свинины, у нас превышает спрос. Но отметил, что причину повышения цен никто не называет. А она простая: незащищенность внутреннего рынка от внешней ценовой конъюнктуры.

Валентина Матвиенко риторически спросила: если внутренний рынок обеспечивает отечественное производство, зачем нам снимать пошлины? Затем включила реверс: мол, мы часть мировой экономики, страна с рыночной экономикой.

Максим Шаскольский со своей стороны заявил, что регулирование цен является крайней мерой. Экспортеры находятся под большим давлением на тех рынках, где пытаются работать

Как они собираются создавать условия для стабилизации, непонятно. Это тупик. Ссылка на рыночную экономику свидетельствует, что ее воспроизводитель работает на внешнее регулирование внутренних цен, то есть является иностранным агентом.

Лев Московкин.