Второе чтение бюджета в Госдуме превратилось в PR-сражение

Двенадцатое пленарное заседание Государственной думы во вторник все 3 часа 50 минут почти целиком было посвящено одному вопросу – законопроекту второго чтения «О федеральном бюджете на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов». Обсуждали не сам законопроект и не параметры бюджета, но исключительно вынесенные на отклонение поправки. На то оно и второе чтение.

Из поданных поправок 663 комитет по бюджету рекомендовал принять и 164 — отклонить.

Авторы половины 86 отклоняемых поправок не поддались на уговоры и вынесли их на отдельное голосование, чтобы заставить Думу их обсуждать. Мотивация была разной, включая простой популизм или популизм лоббистский, а также намерение переложить ответственность за нежелание решать проблему с региона на федеральный центр. Среди прочего попадались поправки об исправлении позорных по малости величины выплат за научные степени.

На хронические вопросы к бюджету о кубышке и профиците, отсутствии индексации работающим и военным пенсионерам и прочего внятного ответа как не было, так и нет.

Зачем, казалось бы, обсуждать отклоняемые поправки? Даже если это явный лоббизм, как в случае оплаты лечения за рубежом, ясно ведь, что результата заведомо не будет. Такие вещи у себя оплачивает Израиль, не имея полной линейки медпомощи. В России взят курс на обеспечение медпомощи в полном объеме.

Однако есть одна проблема с кучей неприятных последствий. Причем в значительной своей части — общая для большинства стран. Это атака на национальные системы здравоохранения. В Россия она принимает гротескные и иногда заведомо депрессивные формы. Кому-то потребовалось провести в ряде регионов полицейскую QR-изацию и трансляции событий в СМИ подействовали на население даже больше, чем инсценированные массовые пытки в местах заключения.

Сергей Миронов назвал полным беспределом, что граждан без QR-кодов высаживают из автобусов на мороз или невакцинированным запрещают вход в официальные учреждения. По словам Миронова, на днях руководитель одного крупного региона заявил: «Главные на Земле не люди, а вирусы, и нам нужно под них подстраиваться». Может, он пошутил, но юмор получился какой-то тяжелый.

«Сбылась заветная мечта российской бюрократии – наконец-то отгородиться от населения! У них ведь все хорошо и только люди мешают: лезут со своими проблемами – то им жилья не хватает, то пенсии маленькие. Теперь QR-коды помогут чиновникам на законных основаниях избавиться от этих досадных помех», – заключил Сергей Миронов.

Лидер эсеров потребовал в проекте бюджета-2022 снять премии чиновникам на общую сумму 185 млрд руб. Довели страну до нищеты — какие премии?

При обсуждении поправок идею Миронова озвучил депутат Александр Ремезков: «Мы предлагаем полностью сократить расходы на материальное стимулирование федеральных служащих, госслужащих в 2022 году и использовать их в качестве источника финансирования наших поправок».

Среди прочего эсеры предлагают направить средства на бесплатное ПЦР-тестирование.

Очень жаль, что эсеры не слушали или не услышали председателя Вячеслава Володина о доступе в Думу для обсуждения законопроектов с QR-кодом.

Что касается ПЦР-тестирования, тут надо было слушать хотя бы нашего главного санитарного врача Анну Попову. Результаты этих тестов неоднозначны и интерпретируются с трудом. Сажать страну на ПЦР без запуска собственного сертифицированного производства недопустимо.

Анна Попова взялась решать вопрос, и пусть делает. А пока у депутатов на носу законопроект о федеральной QR-изации и социальные сети вкупе с ток-шоу успели фактически навязать формат будущего обсуждения. Председатель комитета по вопросам семьи, женщин и детей Нина Останина с возмущением отметила, что виноватыми выставили врачей и коммунистов.

В бюджетах 2021 и 2022 годов пришлось решать не только текущие вопросы лечения от ковида, но и лечения национальной системы здравоохранения от ампутации инфекционной медицины и эпидемиологии. Но и тут исполнители на местах подсуетились и под предлогом пандемии закрыли плановую медпомощь. Накануне второго чтения бюджета-2022 пришло сообщение о блокаднице, которая сама себе сделала операцию из-за отказа больницы в помощи. Странно, что из множества отказов огласку получил только один случай.

Это видимая сторона айсберга. Невидимая вылилась в думский спор о том, сколько на самом деле выделено денег на здравоохранение. Председатель комитета по бюджету Андрей Макаров утверждает, что из федерального бюджета расходы на здравоохранение выросли более чем в три раза по сравнению с 2017 годом. По сравнению с первоначально утвержденным проектом рассматриваемого бюджета увеличение на 10,5%.

Депутат от КПРФ Алексей Куринный заявил, что несмотря на показанные Макаровым красивые картинки, если мы реально сегодня в постоянных ценах сравним общее государственное финансирование здравоохранения в 2021 году и в 2022 году с 2017 годом, то не будет не только прибавки, а будет минус пять процентов расходов. Потому что дополнительное финансирование, которое шло последние годы, съедал COVID.

В большинстве случаев увеличение финансирования само по себе невозможно, требуется изменение системы исполнения. Например, Минсельхоз не может освоить больше денег на развитие села, потому что все проекты, обеспеченные проектно-сметной документацией, уже покрыты деньгами.

Развитие Курильских островов осваивается на 53%. То есть почти половина федеральных денег возвращается. Мало того, Сахалинская область имеет ВРП на уровне Калифорнии и теоретически в помощи не нуждается. Куда уходят эти деньги, давно пора бы разобраться депутатам от региона. А заодно и в том, почему вопреки всем принятым мерам, рост вылова рыбы не отразился на прилавках страны. Выполняется либеральная установка «рыба должна быть дорогой».

Такой дискуссии в Думе еще не было ни по длительности, ни по смыслу. Надо сказать, председатель Вячеслав Володин хорошо подготовился и прошерстил общение депутатов с народом в сетях и мессенджерах. В итоге посадил в лужу депутата от Самарской области Михаила Матвеева с его просьбой увеличить финансирование на жилье детям-сиротам. Володин ввернул, что это накопленные обязательства. Самарская область может решить вопрос, имея пять миллиардов не законтрактованных ресурсов.

«Сегодняшний разговор абсолютно не комплементарный для тех, кто в регионе принимает решения и забыл о детях», – сурово отчитал Матвеева Володин. Пригрозил, что, комитет по контролю изучит вопрос и разговор будет в другом месте.

Володину не понравилось, что Матвеев в Telegram-канале уже отчитался перед избирателями: «Поправку отклонили, при этом Макаров, Силуанов, Володин вместо того чтобы объяснить, как они собираются выполнять поручения премьера к 2025 году, ликвидировать очередь детей-сирот почти 300 тысяч по стране, пустились в рассуждения, что Самарская область донор, сама справится».

Однако депутат не угадал, на пленарном заседании произошло нечто другое.

Между тем, смысл отклоненных поправок разный и далеко не всегда Макаров, Силуанов и Володин выглядели безупречно. На то и дискуссия, чтобы искать истину.

Вопрос о финансировании науки и надбавках за ученую степень подняла независимый депутат Оксана Дмитриева. По ее словам, установлено негласное правило, что один ученый участвует только в одном гранте. Вот такая уравниловка, иначе средств на всех не хватает.

Выступая в защиту науки, Дмитриева сказала:

«Предлагается увеличить финансирование как фундаментальной науки, так и медицинской науки. При этом финансирование предлагается именно на содержание учреждений, то есть на так называемые процессные мероприятия. Это зарплата и лабораторные расходы.

В последнее время приоритет финансирования науки как фундаментальных исследований, так в медицинской, отдан программам. Программы — это, конечно, хорошо, но если мы не осуществляем комплексное, системное финансирование учреждений науки, то легко потерять традиционные направления, не заметить новые прорывные направления, а профинансировать какие-то сомнительные проекты, как, например, Роснано. Это же была целевая программа, и на момент выделения средств Роснано, они превышали в два раза финансирование всей Академии наук со всеми институтами.

При этом сейчас базовая зарплата, допустим, исследователя, лаборанта-исследователя в науке — 15 тысяч рублей, младшего научного сотрудника — от 25 до 40 тысяч рублей. Полностью разрушена система надбавок за ученые степени. Они были установлены 25 лет назад, в 1996 году, и их размер с тех пор ни разу не пересматривался: 7 тысяч – доктору наук и 3 тысячи – кандидату наук. Поэтому предлагается в разы увеличить эту сумму, эта позиция абсолютно счётная, и она даст кардинальные изменения в оплате труда».

Конец цитаты.

В споре с финансово-экономическим блоком правительства выиграли единороссы. Они выстроили грамотную политику интегрированных маркетинговых коммуникаций, от избирательной компании до бюджета. Для этого надо было не полениться и поработать над партийной предвыборной программой. В ее создание вовлекли избирателей.

При обсуждении бюджета в Думе все предложения, от которых депутаты ЕР не могли отказаться, но Минфин не был готов на них согласиться, оформили отдельным проставлением Думы. В комитете Макаров предлагал авторам обреченных на отклонение поправок воспользоваться этим know-haw единороссов.

Если это пиар и популизм, то очень грамотный и эффективный. Не уверен, что у других партий хватило бы ресурсов на такую работу, однако факт — большинство партийных программ писалось более простым способом.

В итоге произошло то, что произошло. Перед началом заседания к журналистам вышел зампред Думы Александр Жуков и сказал, что улучшающаяся экономическая ситуация, увеличение налоговых поступлений и в целом увеличение доходов позволяют в бюджете реализовать практически все намеченные национальные цели, национальные проекты, послания президента на протяжении двух последних лет.

«Что очень важно для «Единой России», в этом бюджете реализованы практически все направления Народной программы партии, с которой она шла на выборы», – подчеркнул Жуков.

«Наша Народная программа в первую очередь предусматривает поддержку наименее защищенных слоев населения. Ко второму чтению по инициативе «Единой России» дополнительно изыскано 107 млрд рублей, которые будут направлены на поддержку семей с инвалидами, приобретение жилья для инвалидов. Значительные деньги дополнительно выделяются на региональное дорожное строительство – по 20 млрд рублей ежегодно» – сообщил Жуков.

По его словам, также будут выделены дополнительные средства на приобретение машин скорой помощи, школьных автобусов и так далее.

«Чрезвычайно важно, что на стадии второго чтения в Госдуму поступили поправки президента России, направленные на увеличение МРОТ и прожиточного минимума на сумму выше, чем инфляция за этот период. Эти поправки затронут более 16 миллионов наших наименее обеспеченных граждан. По сути, они направлены на борьбу с бедностью, потому что все социальные выплаты завязаны на эти две величины. В бюджете предусмотрены средства на реализацию этой программы», – сказал Жуков. Не мог не сказать.

Кроме того, в этом году уже на стадии второго чтения распределены практически все межбюджетные трансферты. То есть регионы уже сегодня имеют полную информацию о том, какие средства поступят в виде помощи с федерального уровня.

«Единой России» удалось ко второму чтению бюджета реализовать все то, что мы обещали своим избирателям во время выборной кампании, реализовать все главные положения нашей Народной программы. Поэтому, безусловно, наша фракция поддержит бюджет во втором и в третьем чтении», – заключил Жуков.

Единороссов можно поздравить, они ребята ушлые. А что будет со страной, посмотрим. Точно можно сказать, что без проведенной ЕР работы было бы хуже.

Лев Московкин.