Парадоксальные итоги «мусорной реформы»

мусор, вторсырье, Фото Юлии Смагринской

На четвертом году «мусорной реформы» 70% российских региональных операторов по работе с коммунальными отходами оказались на грани банкротства. И это при том, что с 2019 года, когда «мусорная реформа» официально стартовала, тарифы за вывоз мусора поднимали по всей стране несколько раз.

В причинах возникновения этой парадоксальной ситуации попытались разобраться участники пресс-конференции в НСН: член Общественного Совета Росприроднадзора, эксперт комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Владислав Жуков и председатель Союза жилищных организаций Москвы, член комитета по предпринимательству в сфере ЖКХ ТПП РФ Константин Крохин.

Как уточнил Владислав Жуков, официально «мусорная реформа» в РФ стартовала 1 января 2019 года, хотя процессы реформирования отрасли начались с 2014 года (с реформирования законодательства в этом направлении). По его словам, 1 января 2019 года была создана публично-правовая компания «Российский экологический оператор» (ППК «РЭО)», которая была призвана объединить усилия и создать условия для реализации эффективных подходов в построении устойчивой системы по обращению с отходами.

Однако сейчас, по мнению Владислава Жукова, есть все основания констатировать то, что «с объединением усилий и созданием условий» что-то явно пошло не так:

«Региональные операторы сейчас сталкиваются с массой проблем. Прежде всего, с проблемами экономического плана. Это те «кассовые разрывы», из-за которых они не могут справиться с поставленными задачами при тех тарифах, которые существуют. Операторам в регионах не хватает денег на то, чтобы создавать условия, в которых обращение с отходами будет качественным и надежным. Перед новогодними праздниками было совещание в ППК «РЭО», в котором принимало участие 200 региональных операторов по обращению с отходами, и ни один из них не сказал, что у нас идет всё гладко. У нас сейчас 70% региональных операторов находятся в стадии банкротства или на грани банкротства. Это, естественно, подрывает возможность реализации тех показателей, которые мы наметили в общей программе действий».

Проблема заключается, по словам Владислава Жукова, в том, что когда шло формирование законодательных основ по совершенствованию отходоперерабатывающей отрасли, все говорили, что надо использовать общемировой принцип — производитель платит:

«То есть, давайте обременим финансовой ответственностью производителей, импортеров товарной продукции, в конце жизненного цикла которой получаются отходы. Это называется «расширенная ответственность производителя» (РОП). Во всем мире она является основой устойчивой системы отходоперерабатывающей отрасли. А у нас пока этот принцип работает не до конца, хотя Минприроды РФ ввел сейчас стопроцентную обязанность для производителей упаковки и тары нести эту финансовую ответственность. Но сейчас большинство региональных операторов сидит на тарифе от населения, а на тарифе от населения мы не можем перейти к индустриальной переработке отходов (то есть к сортировке, минимизации их образования и размещения в окружающей природе, вовлечению во вторичный оборот)».

Между тем, в РФ уже накоплено порядка 40 млрд тонн твердых коммунальных отходов (ТКО), и эти объемы постоянно возрастают: если уже накопленные ТКО равномерно распределить по территории всей нашей необъятной страны, то получится слой в 3 метра высотой.

«Конечно, сейчас основная задача – это сокращение размещения отходов в окружающей среде. Этого можно достичь только за счет их индустриальной переработки и вторичного вовлечения. Но для этого надо создать инфраструктуру, для этого надо создать перерабатывающие комплексы. Чтобы их создать, нужны инвестиции. Государство не может инвестировать их строительство, хотя ППК «РЭО» достаточно серьезно финансируется», — пояснил Владислав Жуков.

Отчасти, по его мнению, процесс создания перерабатывающих комплексов «пробуксовывает» и из-за негативного отношения населения:

«К сожалению, можно констатировать, что 2020 — 2021 годы стали годами социального конфликта меду населением и любыми идеями, связанными со строительством мусороперерабатывающих объектов. В стороне от этих конфликтов не остался ни один регион. Мы с коллегами сделали специальную карту, на которой красными пятнами были выделены места социальных конфликтов. При взгляде на нее становится очевидно, что население недовольно везде. Пусть даже из «золота» будет построен какой-то перерабатывающий комплекс (мусоросжигательный завод, сортировочный комплекс или современный полигон по захоронению отходов). В любом случае, население не хочет жить рядом с такими объектами. Это, в принципе, понятно. Но, с другой стороны, когда мы общаемся с гражданами, мы всегда напоминаем им, что мусор производят они, и что-то делать с ним надо».

Однако, как подчеркнул второй участник пресс-конференции — председатель Союза жилищных организаций Москвы, член комитета по предпринимательству в сфере ЖКХ ТПП РФ Константин Крохин, вся реформа свелась к росту тарифов, и у населения есть все основания быть недовольным:

«В 4 раза с 2019 года в Москве повысились тарифы на вывоз мусора. При том, что доходы населения (имеются в виду реальные доходы — прим. ред.) с 2019 года либо не росли, либо упали».

Отчасти все эти негативные процессы, по его мнению, объясняются тем, что этот рынок разделен между несколькими компаниями-монополистами, а независимые операторы на нем отсутствуют. А дальше всё идет, как описано в любом учебнике по экономике: из-за отсутствия конкуренции цена услуг постоянно повышается и их качество по-прежнему оставляет желать лучшего…

Сергей Ишков.

Фото Юлии Смагринской