Государственная публичная власть не справилась с собачьим вопросом

Государственная Дума

Полвека в России шла война с породным собаководством в пользу метисов случайного воспроизводства. Пробивали закон специализированные НКО с иностранным финансированием. Идеологической базой служила фальсификация о стабильной популяции бездомных городских собак. Поэтому отловленных животных надо было либо помещать в специально созданные приюты, что ложилось бременем на муниципальную власть, либо стерилизовать, прививать и выпускать обратно в город.

Неожиданно борьба с породным собаководством прекратилась, кинологов и их поголовье оставили в покое. И вот тут во весь рост встала проблема агрессивных собак в городе, отвечать за которых некому.

Собаки терроризируют города и поселки, загрызают насмерть детей и вообще всех, кто послабее. Я другой такой страны не знаю, где узаконены бездомные собаки, независимо от агрессивности.

Не буду повторять аргументы про гибридный дизгенез и чрезвычайную опасность воинствующего дилетантства. Отмечу лишь, что оказался прав и результат превзошел самые мрачные ожидания. Закон об ответственном обращении с животными способствовал росту агрессивного поголовья с множественными поведенческими девиациями и усложнил и без того тяжелое финансовое положение муниципальных образований. Но эти две цели появились «по ходу пьесы», первичная задача состояла в разрушении отечественной кинологии в пользу бессистемного западного разведения, которое является рекламным придатком индустрии кормов. Вот этой главной цели достигнуть не удалось.

Выиграл Жириновский. В прошлом он выступал за принятие закона об ответственном обращении с животными, а на пленарном заседании Госдумы во вторник, 25 января, заявил, что заставила принять этот закон собачья мафия.

«Давайте любить животных. Кто против? Но давайте сделаем так, чтобы эти животные не уничтожали население нашей страны. Этого же нет нигде в Европе, там сплошной город, таких расстояний пустых нету», – распалялся Владимир Вольфович на думской трибуне.

Кстати, автором первого варианта закона о защите животных в 1999 году был депутат ЛДПР Геннадий Бенов. Понимание вопроса у него было на нулевом уровне.

Председатель Комитета Государственной Думы по развитию Дальнего Востока и Арктики Николай Харитонов предложил сделать престольное поручение, чтобы запросить в Правительстве информацию об эффективности и финансовой обеспеченности исполнения органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления полномочий в области обращения с животными, ознакомить депутатов, а потом грамотно, умно принять в законодательство все поправки, потому что ситуация нетерпима.

Инициативу отклонили голосами единороссов, автору досталась отповедь председателя Вячеслава Володина:

«Никто не снимал ответственность по защите здоровья граждан, обеспечению безопасности граждан. Полиция должна заниматься, главы муниципальных образований должны заниматься, мэры городов, самоустранились, считают, что этого у них нет в обязанностях. Есть. Начинают говорить, что закон надо менять. Какой закон? Если надо вносить поправки в закон, то исключительно для того, чтобы создавать цивилизованную форму содержания животных, образовывать приюты, заниматься стерилизацией животных, оказывать поддержку грантовую зоозащитникам, да, здесь много что нужно сделать.

Но, с другой стороны, чиновники, которые занимают должность, и сейчас имеют все возможности, и раньше, защищать граждан от бродячих собак. Есть специализированные предприятия, они должны отлавливать животных, отвозить в приюты. Нет приютов – стройте приюты, взаимодействуйте с теми, кто занимается этими вопросами».

Почему единороссы не послушались председателя Думы? Не знаю.

Злая ирония судьбы запихнула мрачную собачью тему в одно пленарное заседание Думы с обсуждением в первом чтении законопроекта о публичной и ответственной государственной местной власти.

Если вешать на местную власть такие безразмерные финансовые обременения, лучше бы было повременить с этим законом. Он по любому не заработает. Вопрос в том, что и написан закон не лучшим образом.

Хотя идея была хорошая. Запущенный по инициативе Путина Конституционный процесс должен был вернуть единую вертикаль суверенной национальной власти, чтобы избавить страну от теневого и безответственного управления deep state.

Законопроект под названием «Об общих принципах организации местного самоуправления в единой системе публичной власти» внесли председатели профильных комитетов по госстроительству СФ Андрей Клишас и ГД Павел Крашенинников.

Кстати, сенатор Клишас — мощный и грамотный юрист и по совместительству кинолог. Едва ли ни единственный, кто знает про явление гибридного дизгенеза. От дискуссии по собакам его категорически изолировали.

Представлял законопроект о местном самоуправлении в первом чтении Крашенинников.

Докладчик пояснил, что задача местного самоуправления – это решение местных вопросов, то есть обеспечение комфортной жизни людей на уровне населенных пунктов. Действующий закон менялся неоднократно, а конкретно —  186 раз. Поэтому предложили новый законопроект, который состоит из 11 глав и 89 статей.

Одна из новелл данного закона – это переход на полностью одноуровневую систему организации местного самоуправления.

Сейчас у нас восемь видов муниципальных образований. Есть так называемые матрешечные образования – это муниципальный район, в который входят городские и сельские поселения, и городской округ с внутригородскими делениями делится на внутригородские районы. Предлагается оставить три вида муниципальных образований. Основное деление будет на городские округа и муниципальные округа. С учетом особенностей организации городского хозяйства в городах федерального значения — Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя, в которых как вид муниципальных образований сохраняются также внутригородские территории.

Критерии разграничения на городские и муниципальные округа также сохраняются. Это действующие в настоящее время требования к доле населения, проживающего в городах, площади территории городского округа к общей плотности населения территории муниципального образования.

Городские округа формируются вокруг крупных городских центров с большой плотностью населения, при этом в состав территории городского округа также могут входить территории сельских населенных пунктов, не являющихся муниципальными образованиями.

В свою очередь муниципальные округа – это территории с меньшей плотностью населения, которое проживает в основном в небольших населенных пунктах. Они в основном поглотят муниципальные районы и, соответственно, поселения.

Одноуровневая система организации местного самоуправления закладывает новый подход, в основе которого принцип к привязке населения.

«Органы местного самоуправления не должны быть вещью в себе, их задача решать местные вопросы, которых, как мы знаем, бесконечное множество. Да, совершенно точно, мы не меньше, чем в два раза, предлагаем сократить количество муниципальных образований, впрочем, это будет решаться законами субъектов Федерации. Сейчас их более 20 тысяч. При этом никто не собирается, с одной стороны, ликвидировать всю власть в поселковых, допустим, образованиях. Там будут территориальные органы, там будут представители властей, и они, конечно же, будут продолжать работать», – рассказал Крашенинников.

Авторы закона предложили два перечня полномочий. Первое – неотъемлемые полномочия. Это те, которые нельзя отменить, направленные на непосредственное решение местных задач. Их перечень закрытый, состоит из 27 пунктов. Он одинаковый как для городских, так и для муниципальных округов. Это, например, вопросы бюджета, благоустройства, развития внутридомовых территорий и так далее.

Второй перечень полномочий определяет регион. Он предполагает решение о перераспределении ряда полномочий в конкретном муниципальном образовании за исключением неотъемлемых полномочий. Это может касаться, например, вопросов разработки и утверждения программ комплексного развития систем коммунальной инфраструктуры, программ комплексного развития транспортной инфраструктуры и так далее. Соответствующий перечень состоит из 28 пунктов.

Схема отношений губернатора и мэра напоминает таковую для президента и губернатора. Главу органа местного самоуправления можно убрать за неэффективность (теоретически для этого достаточно одного закона о животных).

Срок полномочий один для всех — пять лет.

Коммунисты выступили непримиримо против закона, потому что он убирает заложенную компромиссной Конституцией 1993 года независимость местного самоуправления.

Надо сказать, слушать депутатов по теме истории земского движения в России было не только печально, но и любопытно. Однако лучше и точнее коллег сказала независимый депутат Оксана Дмитриева.

«Я вижу целый ряд системных противоречий в данном законе.

Первое. Структура муниципальных образований полностью оторвана от административно-территориального деления, об этом прямо сказано в законе.

Второе. В целях пресловутой оптимизации фактически ликвидируются два низовых уровня, которые существовали испокон века. Последний уровень публичной власти – это городской или муниципальный округ, по-старому уезд. Нет ни волости, ни сел, ни деревень, то есть Россия так никогда не управлялась со времен реформ Александра II. Фактически у нас теперь меньше будет местного самоуправления, чем 150 лет назад.

И, наконец, третье. Полная чехарда с разделением функций представительной и исполнительной власти в муниципальном образовании. Глава муниципального образования может мигрировать от представительной власти к исполнительной власти и быть или председателем…», – успела сказать Дмитриева, пока ей не отключили микрофон.

На мой взгляд, две вырванные из контекста одного заседания темы четко показывают, как развивается зомби-паразитизм на общественной арене. Цепочки самоорганизации запущены по негативному пути и переключить их будет сложно даже в том случае, если паразит умрет, не справившись с бременем своих управленческих возможностей. В дикой природе так часто бывает.

Лев Московкин.

Фото Ольги Давыдовой

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x