ФНС может получить новые полномочия

Дума, зима, подсветка. Фото Елены Смойкиной

В феврале Госдума планирует рассмотреть правительственный законопроект, согласно которому Федеральная налоговая служба (ФНС) сможет накладывать арест на имущество компаний и индивидуальных предпринимателей без судебного решения.

Об этой законодательной инициативе и о реакции бизнеса на нее в ходе пресс-конференции в МИА «Россия сегодня» сообщил председатель Комитета Госдумы РФ по малому и среднему предпринимательству Александр Дёмин:

«Эта инициатива является достаточно спорной и резонансной. Преследуя, вроде бы, благую цель — пресечь возможность недобросовестным предпринимателям в случае банкротства или заведения уголовного дела распродать всё свое движимое и недвижимое имущество и таким образом уйти от уплаты налогов, штрафов и т.д., этот законопроект вызывает целый ряд опасений. Так, остается очень размытым вопрос о том, какое обременение может накладывать ФНС до решения суда, до решения выездной проверки, что под предлагаемые критерии может попасть практически кто угодно. При этом не следует забывать, что у нас есть не только недобросовестные предприниматели, но и недобросовестные служащие, которые могут воспользоваться такой ситуацией и в корыстных целях обременить имущество и таким образом заблокировать производство и приостановить работу предприятия».

Сами авторы этой законодательной инициативы, успокаивая бизнес-сообщество, говорят о том, что если по итогам выездной проверки нарушения не будут найдены, то наложенное обременение на имущество будет снято автоматически. Но, как отметил Александр Дёмин, вся эта процедура может занять около 2-3 месяцев, и всё это время производство будет стоять, а убытки предприятию никто возмещать не собирается:

«В качестве ещё одного варианта обеспечительных мер ФНС предлагаются банковские гарантии, но тут у представителей бизнес-сообщества тоже возникает много вопросов, потому что банки эти гарантии «налево-направо» раздавать не будут, и получить их будет крайне сложно».

Из-за всех этих размытых критериев и «скрытых камней» предпринимательское сообщество сейчас, по словам Александра Дёмина, находится в очень настороженном состоянии:

«Так как в случае принятия этого законопроекта появится возможность использовать его в  недобросовестной конкурентной борьбе. Например, заявление в налоговую на конкурента может написать любой предприниматель или лицо, связанное с ним, после чего начнется проверка и на то время, на которое ФНС будут наложены ограничения, конкурент просто выпадет с рынка. Таким образом, появляется множество способов и инструментов для недобросовестной конкуренции».

Понятно, что всё это далеко не лучшим образом может сказаться на уровнях деловой активности и инвестиционной привлекательности «недобитой» пандемией отечественной экономики. При этом следует учитывать, что это далеко не единственная инициатива последнего времени, которая, вроде бы, преследуя благие цели, усложняет и без того непростую жизнь бизнеса и населения. В качестве одного из примеров таких «благих» решений можно привести намечающееся очередное расширение перечня товаров, подлежащих обязательной маркировке. Как уточнил Александр Дёмин, опыт маркировки есть во многих странах, но там он касается в основном люксовых товаров:

«То есть, там, где оборудование соответствующих производственных линий, и надбавки за маркировку не так много добавляют в структуру стоимости товара. Когда эксперимент начинался в нашей стране и вводили его на шубах, он показал очень хороший результат: порядка 20% меховых изделий вышли из «тени», значительно увеличились налоговые поступления (дополнительный доход по этой отрасли составил около 60 млрд. рублей). Но когда тот же опыт по маркировке распространили на обувь, он показал низкую эффективность: было маркировано около 2,5 млн. пар кроссовок, из которых удалось реализовать лишь 100 тыс. пар, а остальные «исчезли с радаров». Это говорит о том, что там, где у нас цена более бюджетная, маркировка товара малоэффективна».

Как пояснил Александр Дёмин, оборудование линий по маркировке товаров часть предприятий может вообще «добить»: чтобы создать такие линии, малые предприятия вынуждены будут потратить около 8 млн. рублей, а крупные – около 80 млн. рублей. По его словам, есть статистика, что уже около 10-20% среди экспериментальных отраслей обанкротились с введением обязательной маркировки. Конечно, не только маркировка привела к их банкротству, но именно она стала «последней каплей», вынудившей их уйти с рынка.

«Естественно, все эти затраты будут заложены в конечную цену для потребителя, и когда у нас 30% семейного бюджета уходит на еду, на продовольственную корзину, мы понимаем, что еще и это бремя может стать для него невыносимым. Тем более удивительно, что всё это происходит тогда, когда мы говорим о социальной защите тех слоев населения, у которых низкие доходы, ведь эта мера (от автора: введение обязательной маркировки товаров) ударит именно по ним, потому что значительно дорожать будут именно те товары, которые имеют массовый спрос. В этом отношении распространение обязательной маркировки на мясную, рыбную, молочную продукцию, составляющую основу потребительской корзины, выглядит очень спорно (…) Если мы будем говорить про маркировку канцтоваров, то здесь всё еще сложнее: канцтовары имеют, как правило, самую низкую стоимость, а в случае введения обязательной маркировки на каждый 1 рубль их стоимости добавится «плюс» 2 рубля в розничной сети. Таким образом, это дополнительное обременение в первую очередь скажется на семьях с детьми. (…) Кроме всего вышесказанного, у многих предпринимателей возникает вопрос: почему оператором маркировки «Честный знак» является частная компания? Тем более это непонятно с учетом того, что обязательная маркировка расширяется на всё большее и большее число отраслей, и потенциально она может затронуть все отрасли», — сообщил председатель Комитета Госдумы РФ по малому и среднему предпринимательству.

При этом ключевым аргументом сторонников расширения перечня товаров, подлежащих обязательной маркировке, является вывод из «тени» и, как следствие, увеличение сбора налогов. Ну и, конечно же, забота о том, чтобы наш потребитель получал только качественные товары, а рост цен – это просто побочный эффект этой заботы. Так что, как говорит наш президент, нравится — не нравится, терпи, моя красавица…

Сергей Ишков.

Фото «Московской правды»

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x