СФ настаивает на исследованиях психического состояния населения, ОМС сопротивляется

совет Федерации, здание. Фото Ольги Давыдовой

Член комитета Совета Федерации по социальной политике Ирина Петина провела в СФ совещание по вопросу организации психиатрической помощи гражданам, перенесшим заболевание новой коронавирусной инфекцией. Оно состоялось сегодня, 3 февраля.

Естественно, в центре внимания – Главный внештатный специалист психиатр Зураб Кекелидзе. К сожалению, новостями он не обрадовал.

Фактически Кекелидзе говорил то же, что и в формате «время эксперта» на 517-м пленарном заседании СФ 11 февраля. Важным критерием состояния человека являются изменения проницаемости гематоэнцефалического барьера. Соответствующие исследования были проведены.

Представленная феноменология психических девиаций, очевидно, имеет универсальный характер.

Сегодня речь идет о скрининге для выявления групп риска. Петина настаивала на активных действиях в связи с трагическими последствиями. Люди выбрасываются из окон. Возможно, нужно ввести опросники с чек-листами.

Начальник отдела организации первичной медико-санитарной помощи Департамента организации медицинской помощи и санаторно-курортного дела Министерства здравоохранения Георгий Введенский считает очевидным, что нарушения есть.

По мнению медицинского чиновника, мы должны четко понимать, какие нам потребуются ресурсы. Сейчас нет данных в отношении психических расстройств. Необходим не пилотный проект, а полноценное исследование. Выявление расстройств необходимо, но углубленная диспансеризация должна быть проведена «в течение одного дня». Возможно ли проведение предварительного опроса для формирования групп риска? Сколько из переболевших новой коронавирусной инфекцией нуждается в дальнейшей консультации?

Чиновник противоречил сам себе. С одной стороны, необходимо полноценное исследование, с другой – предлагается ограничить исследование одним — двумя регионами.

Кекелидзе поддержал, но на вопросы ответить не смог. Данных нет, исследований не делали. Поручения не было, и это следующий этап.

Кекелидзе готов через неделю подготовить для терапевтов цикл, чтобы вооружить их знаниями как выявлять постковидные расстройства. Терапевт направит к психотерапевту, который в той же поликлинике сидит, а не в ПНД, куда человек не пойдет, опасаясь постановки на учет.

Петина спросила, есть ли возможность выпуска соответствующего приказа Минздрава. Кекелидзе ответил, что это компетенция ведомства.

Стало непонятно, на что нужен в Минздраве главный психиатр.

Зампред ФОМС Светлана Кравчук неприязненным тоном сообщила, что такое предложение получено, но изучать там нечего, поскольку ничего нет, кроме предложения.

Кравчук напомнила, что психиатрическая помощь не включена в систему ОМС. Включение или невключение предлагаемого осмотра должно быть взвешенно, и оно зависит от того, какой специалист будет его проводить. Если врач-невролог, то это может быть включено в ОМС. Если психиатр, должные быть иные формы финансирования. Нужно понимать: это дополнительные расходы.

Директор Центра здоровья детей Ольга Чумакова сообщила, что первоначально было отмечено изменение когнитивных функций у детского населения. Пока мы не поймем (возможно, с помощью зарубежных данных), сколько надо провести осмотров и каков масштаб проблемы, будет очень сложно что-то решить. Кроме анкеты, надо готовить методические рекомендации. Распространить всё это на все регионы сложно. Тем более, учитывая вопрос финансирования.

Я напомню, вскоре после объявления акции «Пандемия нового коронавируса» большинство стран мира были вынуждены вводить принудительную самоизоляцию и столкнулись с валом пугающей информации в СМИ. Она подкреплялась фейками в сетях. И всё это сильно отразилось на психологическом состоянии людей.

МИА «Россия сегодня» совместно с Академией наук провело серию тематических научных советов по наукам о жизни, посвященных коронавирусу, методам лечения, его последствиями для организма человека и популяции в целом.

Общий вывод состоит в неочевидности, что вреднее – зараза или столь масштабная война с ней. Негативная информация сработала фактором иммуносупрессии и возник эффект популяционного иммунодефицита. Некоторые методы лечения и диагностики нанесли здоровью людей непоправимый вред, особенно от применения без обоснованной необходимости.

Осознав масштаб угрозы, Минздрав отказался от обязательной госпитализации при признаках ковида, перевел обслуживание пациентов в возможных пределах на дистанционный режим телемедицины и постарался сохранить плановую медпомощь. Пришлось спешно восстанавливать инфекционную медицину и эпидемиологию.

Социологические исследования показали наряду с депрессией эффект роста жизнестойкости. Однако в России рост жизненной силы социология показывала и до объявления пандемии. К сожалению, генетических исследований состояния человечества в целом не проводили. О причинах в интервью «Московской правде» рассказал участник Научных советов, цитогенетик ментальных отклонений Иван Юров.

Можно предполагать, что сопротивление Минздрава и ОМС предложениям МФ по скринингу психического состояния населения имеет имманентную причину политического характера. Если это так, на уровне парламента решение вопроса вряд ли доступно.

Однако с точки зрения обеспечения здоровья человека не может быть оправданий того, что генетические исследования проводятся для вируса, но не для человека.

Лев МОСКОВКИН.

Фото Ольги Давыдовой

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x