Кому грозит уголовная ответственность за исполнение санкций

Государственная Дума

В Госдуму сегодня, 4 апреля, внесен законопроект с поправками в закон об уголовной ответственности за исполнение на территории России внешних санкций, принятых незаконно в нарушение международного права в рамках практики международных правил США, то есть экстерриториального применения законов одной страны против других стран.

«Мы с коллегами из Госдумы завершили работу и в понедельник внесем поправки в Уголовный кодекс за исполнение ограничительных мер, введенных иностранными государствами (санкций) на территории России, и рассчитываем на оперативное рассмотрение поправок Государственной думой», – написал ранее председатель комитета Совета Федерации по госстроительству Андрей Клишас в в своем Telegram-канале.

О подготовке законопроекта сообщал зампред СФ Андрей Турчак. Уголовно наказуемым станет отказ работать с попавшими под санкции российскими банками.

Дело в том, что после переворота в Киеве и возвращения Крыма в Россию, в нашей стране распространилась практика отказа компаний, в том числе с государственным участием, от работы с подсанкционными организациями. Для зарубежных филиалов и отделений российских компаний это чревато самим попасть под санкции.

Так, например, крупнейший банк России Сбер под давлением зарубежных акционеров не имел возможности работать в Крыму, а на Украине его отделения сохранялись при условии отчислений на финансирование АТО, то есть войны в Донбассе.

Не могли работать в Крыму и российские мобильные операторы, имеющие международный формат ТНК.

В итоге раскручивания санкционной спирали под ограничения попал даже глава Сберра Герман Греф, что выглядит нелепым, учитывая его абсолютно прозападную позицию в разных проектах Сбера.

Я напомню, что первой под массированные санкции попала Австрия, когда Вашингтон начал борьбу с появляющимися патриотическими партиями в странах Старой Европы. Но это были санкции против целой страны. Австрия было исключена из международной жизни за исключением технических контактов.

В Австрии, ориентированной на суверенный курс, была высоко популярная Партия свободы. Ее объявили фашистской, а позже ее лидер Йорк Хайдер погиб в ДТП.

Однако подобные партии стали набирать популярность и в других странах Европы. Партия «Единая Россия» вела гибкую политику международных контактов, рискуя тоже попасть под санкции и дискредитацию. Часть международных контактов отдали политическому дублеру в лице «Справедливой России».

Санкционировать целиком Россию как страну очень сложно. Когда это всё же произошло в формате глобальной акции русофобии, выяснилось то, что прежде отрицалось, – критическая зависимость Запада от российских ресурсов, разработок, интеллектуального потенциала, источника достоверной информации о реальных событиях в мире.

К тому же Запад ожидаемо терял схему выплаты контрибуций за проигрыш России в холодной войне через отчисления государственных резервов под видом «подушки безопасности». В какой-то степени так и было, «подушка» в некоторой степени ограничивала русофобские фантазии, но исключить их не могла. Между тем, принудительные отчисления стали мощным фактором сдерживания социально-экономического развития.

К текущему исторически переломному моменту Россия стала самой санкционируемой страной мира. Санкциям подверглись множество организаций и физических лиц. Некоторые из санкций были быстро отозваны, но свою роль сыграли. Например, зампред СФ Евгений Бушмин до самой своей смерти продвигал проект национальной платежной системы «Мир» исходя из того, что сам оказался под санкциями.

Сеть санкций оказалась весьма причудливой и не всегда понятной со стороны.

После начала спецоперации на Украине США и страны ЕС/НАТО вводят санкции конвейерным порядком. Параллельно последовала кампания по отказу в сотрудничестве с российскими деятелями культуры, спортсменами, учеными и общественно-политическими деятелями. От наиболее известных деятелей культуры потребовали публичного осуждения политики России, но это само по себе не гарантировало продолжения работы и гастролей.

После неизбежного снятия ковидных ограничений Вашингтон для поведения своей политики нуждается в каких-то других запретах в отношении российского влияния и вынужден выстраивать новый железный занавес в связи с ростом влияния России в мире. Данный факт связан как с объективной исторической реальностью, так и с особенностями национальной политики, которая, кстати, не зависит от личности национального лидера и общественно-политического устройства в такой степени, как считают наши геополитические конкуренты.

Законопроект об ответственности за разработку и исполнение санкций против России уже вносился четыре года назад. Предлагалось до четырех лет лишения свободы или штраф до шестисот тысяч рублей. Закон был принят в усеченном виде, под наказание попали только призывы к введению новых санкций, но не исполнение действующих.

Промедление оказалась критическим. Месяц назад был принят и подписан президентом закон об уголовной ответственности с административной преюдицией за призывы к введению или продлению политических и экономических санкций против России. В УК снесена статья 284.2, предусматривающая штраф до пятисот тысяч рублей, арест на срок до шести месяцев, ограничение или лишение свободы до трех лет.

Таким образом, новый законопроект станет естественным развитием системы ответных мер, направленных на ремонт суверенитета. Вопреки предупреждению президента Путина, реализованные в международных проектах люди в основной массе надеются как-то переждать санкционную волну, хотя, я не думаю, что ожидание в данном случае является разумным выбором. Наиболее вероятным сценарием является строительство нового железного занавеса. Мне представляется более разумным воспользоваться и схемой амнистии капитала, и редомициляцией компаний, то есть процедурой смены юрисдикции юридического лица.

Возможны и худшие сценарии, включающие интернирование этнических русских в США по прецеденту после Перл-Харбора в отношении японцев. Сейчас предвидеть развитие событий практически невозможно из-за высокой вероятности нескольких фуркаций как в США, так и в России. В нынешней турбулентной ситуации приходится выбирать, кому доверять и что пытаться сохранить, хотя строго говоря, доверять нельзя никому, поскольку международная обстановка находится в режиме с обострением, и обязательства не выполняются под предлогом форс-мажора или о них просто забывают.

Лев МОСКОВКИН.

Фото Ольги Давыдовой

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x