Закон с историей, или Прецедент слесаря Лузгина

9 мая, Красная площадь. Фото Анны Некрасовой

Вчера, 13 апреля, Совет Федерации одобрил законопроект, принятый Государственной Думой 6 апреля. Он вводит административную ответственность «за нарушение запрета публичного отождествления целей, решений и действий руководства СССР, командования и военнослужащих СССР с целями, решениями и действиями руководства нацистской Германии, командования и военнослужащих нацистской Германии и европейских стран оси в ходе Второй мировой войны, отрицания решающей роли советского народа в разгроме нацистской Германии, а также гуманитарной миссии СССР при освобождении стран Европы».

Согласно законопроекту, для граждан штраф составит 1000 — 2000 рублей либо административный арест до 15 суток, для должностных лиц — от 2000 до 4000 рублей, для юридических лиц — от 10 000 до 50 000 рублей.

Здесь долгая история. Аж в 27 лет. Закон «Об увековечивании Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов» приняли 19 мая 1995 года. Никаких штрафов, сроков и прочего в нем не было. Но потом закон практически каждые 5 лет дополнялся новыми пунктами. В прошлом году — статьей 6.1. — «Запрет публичного отождествления…» и далее по вышеприведенному тексту.

Однако запрет оставался просто запретом, без мер наказания. Вот сейчас их вводят.

В любой истории, в действиях политиков были и бывают разные моменты. На мой взгляд, тех, кто отождествляет СССР и нацистскую Германию, тех, кто отрицает решающую роль советского народа в разгроме нацистской Германии, надо просто лечить, а не принимать для них закон. Но он принят.

С самого начала этот закон вызывал вопросы у юристов и общественности. Например, с понятием «отождествление». Как его квалифицировать? Где границы подсудного «отождествления» и неподсудного? К тому же у нас есть закон 2014 года и статьи 354.1 УК РФ об уголовной ответственности за реабилитацию нацизма, со схожей формулировкой — «распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны».

Первый же процесс вызвал резонанс. Пермский автослесарь Владимир Лузгин на своей странице «ВКонтакте» перепостил статью, в которой говорилось: «Коммунисты и Германия совместно напали на Польшу, развязав Вторую мировую войну, то есть коммунизм и нацизм тесно сотрудничали». Суд счел эти строки преступными и приговорил Лузгина к выплате штрафа в 200 тысяч рублей.

Понятно, многие вспомнили о пакте Молотова — Риббентропа. И не только о нём. Как быть, например, с цитированием советских газет 1939 года, от «Правды» до «Пионерской правды», где печатались материалы о переговорах, интервью с Риббентропом, телеграммы, которыми обменивались Гитлер и Сталин? Они в тысячи раз страшнее перепоста слесаря Лузгина, если рассматривать их с точки зрения «отождествления».

Как мы помним, пакт Молотова — Риббентропа был осуждён Съездом народных депутатов СССР в 1989 году. О чем наш лидер Владимир Путин и напомнил своим западным коллегам в 2009 году, на официальных мероприятиях, приуроченных к 70-летию начала Второй мировой войны:

«Надо признать, что все предпринимавшиеся с 34-го по 39-й год попытки умиротворить нацистов с моральной точки зрения были неприемлемыми, а с практической точки зрения — бессмысленными и опасными. Конечно, нужно признать эти ошибки. Наша страна сделала это. Госдума Российской Федерации, парламент страны осудили пакт Молотова — Риббентропа. Мы вправе ожидать того, чтобы и в других странах, которые пошли на сделку с нацистами, было это тоже сделано, и не на уровне заявлений политических лидеров, а на уровне политических решений».

Нельзя утверждать, что в новой России менялось отношение к пакту Молотова — Риббентропа. Вернее будет сказать, что в некоторых кругах несколько менялась тональность. Хотя были и решительные действия. Например, 7 мая 2020 года депутат Госдумы Алексей Журавлев внес на рассмотрение парламента законопроект № 963443-7 — «О признании недействующим на территории Российской Федерации Постановления Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 года № 979-1 «О политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 года».

С коллективным обращением в поддержку законопроекта выступили некоторые ветераны, гражданские активисты, общероссийские организации «Сильная Россия» и «Офицеры России». Один из их доводов был такой:

«Не вызывает сомнения, что Постановление не соответствует принципам исторической справедливости и принято в условиях нарастающей политической нестабильности конца ХХ века, сопровождавшейся давлением на руководство нашей Родины со стороны внешних сил, враждебных нашему Отечеству».

Правительство РФ в официальном отзыве заявило, что не поддерживает законопроект. Правовое управление Госдумы вынесло заключение: «Постановление не является законодательным актом СССР, особенности действия которого в настоящее время могут регулироваться федеральным законом».

С тех пор о судьбе законопроекта ничего не известно. Очевидно лишь то, что подобные выступления инициируются, возникают в русле «борьбы с фальсификацией истории».

Но вернемся к той памятной поездке Владимира Путина в Польшу — на официальные мероприятия, приуроченные к 70-летию начала Второй мировой войны. На совместной с польским премьер-министром Дональдом Туском пресс-конференции он сказал:

«История сложна и многообразна, она не может быть покрашена только одной краской <…>  Я сейчас не даю никаких оценок, не для этого сюда приехал. Ошибок было сделано много со всех сторон <…> Если кто-то ставит перед собой цель выискивать из этой старой и уже заплесневелой булки какие-то изюминки для себя, а всю плесень оставлять одной из участниц процесса, то ничего хорошего из этого не получится <…> Следует отказаться от политических штампов, от искажения истории, от замалчивания фактов».

А днем ранее, 31 августа 2009 года, в польской «Газета Выборча» появилась статья Владимира Путина «Страницы истории — повод для взаимных претензий или основа для примирения и партнерства?»

Приведу цитату из нее:

«Всё это — наша общая история, и она неотделима от нас. И нет такого судьи, который мог бы вынести прошлому абсолютно беспристрастный вердикт. Равно как нет и страны, которая не знала бы трагических страниц, крутых переломов, государственных решений, далеких от высоких моральных принципов. Мы обязаны извлекать уроки из истории, если хотим иметь мирное и счастливое будущее <…>  Полуправда всегда коварна. Былые трагедии — недоосмысленные, либо осмысленные фальшиво и лицемерно, неизбежно ведут к появлению новых историко-политических фобий, которые сталкивают между собой государства и народы. Влияют на сознание общества, искажая его в угоду недобросовестным политикам».

И вот это верно и актуально в любом историческом контексте.

 Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Фото Анны Некрасовой