МОЖЕТ ЛИ ВАКЦИНА ЗАСТАВИТЬ ВИРУС МУТИРОВАТЬ?

Онлайн-конференция врача-инфекциониста Николая Малышева о текущей ситуации с COVID-19 в России состоялась в МИА « Россия сегодня» в четверг и взаимопонимания не принесла.

Организаторы просили рассказать, как Россия справляется с пандемией, о третьей волне коронавирусной инфекции, мерах в связи с ростом числа заболевших в нашей стране, а также об острой необходимости вакцинирования большей части населения.

О том, как справляется Россия, рассказали и без Малышева. К рекомендациям Минздрава есть вопросы, но по крайней мере врачей не оставили без инструкций, как было десять лет назад. Стратегическим решением стал отказ от тотальной госпитализации всех зараженных ковидом. В среднем дома риски меньше и снижается нагрузка на систему здравоохранения. Госпитальная смертность и стресс медперсонала на какой-то момент вышли на первый план.

Россия сумела восстановить инфекционную медицину и эпидемиологию, разработала порядок организации здравоохранения применительно к данной ситуации. Исследования показали, что проблема не столько в вирусах, их мутировании, штаммах и волнах, сколько в значительном количестве иммуноскомпрометированных пациентов.

Инфекции прогрессируют в основном за счет рекомбинации вследствие миграций, когда происходят неожиданные встречи отдаленных форм. В Москве этого всегда хватало. Большинство новых сочетаний нежизнеспособно, особенно искусственно созданных. Питательной средой для вирусов стали стресс, инфодемия и, как следствие, популяционный иммунодефицит.

Принято говорить, что мутирует вирус, на самом же деле такую возможность дает ему состояние людей.

Единственным надежным решением является вакцинопрофилактика. Доля иммунной прослойки определяется генетической структурой населения. Например, в случае малярии небольшое количество людей с непереносимостью препаратов оказалось критическим, поскольку их особенность связана с генами устойчивости к плазмодию, и это позволяет им быть переносчиками.

Правда, плазмодий все-таки не вирус, а водоросль. У него нет такой безудержной изменчивости и для заражения надо значительно меньше инфекционного начала.

В случае ковида нужно смотреть связь отводов и отказов от вакцинации с генетической конституцией. Обычно в таких случаях очень высока роль самоорганизации и системных связей.

В любом случае политические вопросы не входят в компетенцию инфекциониста, это совсем другого рода вирус.

Из-за этого Малышев был вынужден признать, что Россия не очень справляется с пандемией.

«Вакцинация у нас страшно отстает от происходящих событий, а именно повышения заболеваемости. Факторов для этого, к сожалению, много. Кто в первую очередь отвечает за вакцинацию? Каждый человек. Потому что дело касается его здоровья и здоровья окружающих. Власти сделали вроде бы все необходимое для того, чтобы произвести нужное количество вакцин, организовать пункты вакцинации. Их в общем-то очень много. И тем не менее в последние дни, вероятно, ситуация оказывает определенное давление на тех, кто не привился. Мы видим, что количество желающих привиться в последние дни значительно возросло. В некоторых регионах в десять раз. Все это делает нас, с одной стороны, немножко оптимистами. Но с другой стороны, за шесть месяцев всего было вакцинировано один миллион шестьсот тысяч человек», – сказал Малышев.

Доктор вроде бы живет давно и должен бы утратить способность удивляться русскому характеру. Тем не менее его обескураживает, как наши люди подхватываются и бегут, что-то делают, а дальше опять нигилизм отпускает ситуацию в то же русло.

В результате количества вакцинированных сейчас – недостаточно. Если вспомнить, три-четыре месяца назад рассчитывали, что иммунная прослойка 60% будет к 1 июля. К сожалению, мы этого не видим. От этих цифр далеко.

С позиций инфекциониста немаловажное значение имеет постановление главного санитарного врача. Он понимает, что предприниматели, руководители учреждений и организаций поставлены в трудные условия. Но в нашей истории это не первый раз. Во время подъема заболеваемости дифтерией в середине 90-х годов вакцинацию проводили примерно таким же способом. И во время заболеваемости корью тоже.

Вопрос журналистов напомнил золотое правило эпидемиологии: не проводить массовую вакцинацию в условиях вспышки болезни, когда заболевают привитые. Вакцинация на пике пандемии поможет вирусу эффективней мутировать и уходить от действия вакцин.

Малышев был готов к подобным провокациям и ответ начал с того, что все делается в правовом русле. Это вакцинация по эпидпоказаниям. Один из постулатов говорит о том, что в очагах необходимо вакцинировать при тяжелой эпидемической ситуации для того, чтобы предотвратить передачу вируса. Да, есть золотое правило, но оно действует, только когда происходит плановая вакцинация. О плановой вакцинации речь сейчас не идет. В такой ситуации деваться некуда.

«Тут надо различать. Плановую вакцинацию мы проводим заранее. Когда высокая заболеваемость гриппа, мы на этот период прекращаем проведение всех плановых вакцинаций», – подчеркнул Малышев.

Об особенностях Москвы он сказал, что здесь населения очень много, как местного, так и приезжих.

Нигде гуще народ не живет. Заражаются дома и в транспорте. Люди не пользуются средствами барьерной защиты. Те же маски – об этом можно много говорить, но они болтаются на шее, не закрывая ни рот ни нос. А о какой социальной дистанции можно говорить, когда народ едет на работу? Безусловно, здесь происходит постоянный обмен вирусами, от этого никуда не денешься. Популяция тесно соприкасается, соответственно, Москва на первом месте по заболеваемости. В Московской области тоже очень густо проживает население. И то же самое мы видим в Санкт-Петербурге.

Малышев считает, что сохранение бесковидных зон в ресторанах кафе в какой-то степени поддерживает работу этих организаций. Иначе пришлось бы локдаун объявлять. Но мы с вами понимаем, прививок пока недостаточно. И я не знаю, сколько будет посетителей, чтобы поддержать ресторанный бизнес на плаву.

60% привитых достаточно для создания популяционного иммунитета? Пояснения инфекциониста ясности не внесли. Говорили о 60%, сейчас говорят – надо 70 — 80%. Когда у нас была дифтерия, мы 90% добивались, а по некоторым коллективам – 95%.

То есть надо значительно увеличить работу по вакцинации.

Таким образом, азы иммунопрофилактики инфекционных болезней страна познает в бою. От друзей в сети все больше печальных сообщений с выражением обреченности: «светлая память». Иногда в ответ появляется разумный вопрос: почему не лечили, как надо? Если рано начинать антикоагулянты, есть другая эффективная терапия. Почему все ждут осложнений, госпитализаций?

Автор очередного печального сообщения не понимает претензий. Он не врач и не занимается лечением. Человек морально подавлен тем, что из его специальности, по сути – миссии, уходят самые значимые и весомые фигуры.

Дело не в претензиях, хотя они оправданы. Мем «Анти-Дарвин» появился давно, и вовсе не в связи с ковидом. Геннадий Онищенко прав – нам слишком понравилось все списывать на ковид.

Мы со своей логикой что-то прозевали. Мощная эффективность текущей антивакцинальной кампании имеет прозрачные корни. Они невидимы, за исключением отдельных проявлений вроде организованной акции вручения представителям власти Нюрнбергского кодекса.

Один этот факт доказывает, что уши, как всегда, торчат из одного и того же места. Объяснять это людям бесполезно, они охвачены моральной паникой. Известное и изученное явление получило уродливое проявление страха и болезни, и прививки одновременно. Цена страха измеряется стоимостью мошенничества с поддельными сертификатами о вакцинации.

Весь стандартный набор признаков фанатичной веры налицо. Прежде всего – это неспособность к диалогу, нетерпимость к альтернативному мнению и агрессия в навязывании «своей позиции», которая поразительно унифицирована.

Вакцинально-ковидальная тематика затмила любимую тему сопоставления Сталина и Гитлера. Намеченный на лето-2021 пик борьбы с победобесием не состоялся. В Россию вернулся Homo soveticus, смертельно напугав заокеанскую стаю партнеров, получить новых сталинитов не удалось, все ушли на фронт вакцинальной войны.

Мем «вакцинальная война» раскручивает председатель сенатской комиссии по информполитике Алексей Пушков. Она строится по схеме, отработанной на кибернетике и генетике, асбесте и фреоне, табаке и алкоголе, авиации и собаководстве, антибиотиках и инсулине. Против французской Pathe и германского Zeiss действовали аналогично: убить национальное производство для навязывания своего. Начиналось всегда с промывки мозгов на тему, что наше плохое, опасное и вредное.

В этой войне смешались кони, люди, вирусы, вакцины. Иногда вдруг оказывается, что умерший с классическим набором последствий ковида именно этого вируса не имел. Болеют привитые и переболевшие. Для примера поствакцинальных осложнений против Sputnik приводят Израиль с высоким уровнем вакцинирования, хотя там использовался исключительно Pfizer.

Наиболее зависимы от ментальной унификации оказались люди просвещенные, с высшим образованием, научные работники и преподаватели. То есть те, кто по статусу должен нести свет истины.

О журналистах я и не говорю, они утратили нить событий, когда вдруг массового пошла информация о кризисе в США и глобальной системе власти, которая спасает США в условиях кризиса. Потом Китай встроился в систему глобальной власти США, и Россию они просто поделили. «Жестокий романс» в натуре.

Правда, попытка пристрелить, чтоб не доставалась никому, не удалась. Проиграла Россия или выиграла, зависит от способа подачи информации. Лично я за прогнозы больше не берусь.

Лев МОСКОВКИН.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x