Драма на Охотном

На пленарном заседании в четверг Дума рассмотрела законопроекты об электроэнергетике, племенных ИП и добровольцах на границе. Перед рассмотрением вопросов повестки, как обычно по четвергам, состоялись выступления от фракций. Но главным событием дня стало исполнение думской баллады «Рашкин и лосиха».

Однако «дело сверхъестественной важности» пока немного отложим.

Прежде хочется отметить полностью переписанный закон об электроэнергетике. На комитете по энергетике прошли непримиримые споры. Чтобы удовлетворить Минэнерго и стоящие за ним неестественные монополии, председатель комитета Павел Завальный намеревался провести закон быстро, на первом же заседании сессии. И хотя документ застрял еще на подготовке перового чтения, сейчас получилось еще лучше — первое чтение электроэнергетики утонуло в послевкусии баллады «Рашкин и лось».

Что касается принятых законов, я, по профилю образования, хочу отметить принятый без обсуждения закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О племенном животноводстве». Документ внесен по инициативе председателя комитета по аграрным вопросам, сельскохозяйственного академика Владимира Кашина. Декларативно закон направлен на совершенствование регулирования деятельности в области племенного животноводства.

В действующем законе используется понятие «организация по племенному животноводству», под которой понимается юрлицо, осуществляющее разведение племенных животных, производство и использование племенной продукции (материала) в селекционных целях, а также оказание услуг в области племенного животноводства. Данное понятие заменяется на формулировку «племенное хозяйство» – юрлицо, крестьянское (фермерское) хозяйство без образования юрлица или индивидуальный предприниматель, осуществляющие деятельность в области племенного животноводства, а также оказание услуг в этой области.

Если бы Мичурин жил в наши дни, он мог бы узаконить свою деятельность посредством статуса ИП. Правда, с этого статуса приходится много платить, но в наши дни без статуса нельзя. А по сути, продолжается размывание государственных функций в обмен на поборы и обещание государственной поддержки по закону «О развитии сельского хозяйства». Государственные племенные хозяйства и селекционные станции громили после развала Союза много лет. Сам же Кашин об этом говорил, но ничего не мог сделать

Но вернемся к дикой природе. На пленарном заседании 25 ноября зазвучала новая нота в деле Рашкина. Тут допустима логическая развилка: коммунисты реально напуганы «наездом» на партию или выстраивают защиту на гипотезе о намерении закрыть компартию.

Косвенно в пользу более серьезной версии говорит тот факт, что сам Рашкин ходит гоголем и журналистов избегает, а Зюганов удручен и не вылезает из-под объективов телекамер. Особое недовольство наряду с курсом страны у лидера КПРФ вызывает поведение Володина, который депутатов «носом тыкает».

Однако вся вина председателя Володина лишь в том, что он провел полномасштабное обсуждение вопроса.

Если на предыдущие лишения депутатской неприкосновенности несколько лет вместо Генерального прокурора приходили замы и дискуссии как правило не было, то на этот раз в Думу пожаловал сам Игорь Краснов.

Он попросил Думу дать согласие на возбуждение в отношении депутата Валерия Рашкина уголовного дела по части 2 статьи 258 Уголовного кодекса, производство обысков в занимаемых им жилых и нежилых помещениях, применение меры пресечения в виде запрета определенных действий, а также привлечение его к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 12.26 Кодекса об административных правонарушениях.

Краснов изложил суть дела в версии прокуратуры. Установлено, что 28 декабря Рашкин находился в Саратовской области на территории охотничьего хозяйства «Лебедка». У него отсутствовала квота на добычу охотничьих ресурсов. Являясь охотником с более чем 20-летним стажем, Рашкин не мог не знать правил ведения охоты, в частности, необходимости получения соответствующего разрешения на добычу животных и приобретения путевки у охотхозяйства. Но ничего из этого сделано им не было.

Более того, он вступил в сговор со знакомыми ему лицами на совершение незаконной охоты. Совместно с ними он неподалеку от поселка Лысые горы Саратовской области, выследив дикого лося, произвел выстрел из принадлежащего ему карабина «Браунинг», убив животное. И таким образом совершил незаконную охоту с причинением крупного ущерба в размере 80 тысяч рублей.

Генпрокурор заверил Думу, что для постановки вопроса об уголовной ответственности Рашкина и без его чистосердечного признания достаточно оснований. Из имеющихся материалов усматривается, что Рашкин отказался сотрудничать с органами правопорядка, стал давать ложные пояснения, скрыл орудие преступления, очевидно, может оказать воздействие на свидетелей, с которыми он лично знаком, что необходимо учитывать при возможном избрании ему меры пресечения в случае положительного рассмотрения данного вопроса.

«Кроме того, в связи с наличием у Рашкина, управлявшего после незаконной охоты автомобилем, в багажнике которого, я повторю, находилась разделанная туша животного, признаков алкогольного опьянения, на место происшествия были вызваны сотрудники Госавтоинспекции. Зафиксировав исходящий от него резкий запах спиртного и нарушение речи, они предложили Рашкину пройти медицинское освидетельствование, от которого он отказался», — сообщил Краснов.

Таким образом, в действиях Рашкина усматриваются еще признаки административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В ответах на вопросы и Генпрокурор, и единороссы во главе с председателем убеждали палату, что дело это не политическое и у них нет заранее заготовленного решения.

Председатель профильной комиссии Думы Отари Аршба пояснил, что дача согласия на возбуждение не означает лишения мандата. После окончания расследования Генеральный прокурор, если будет в том необходимость, еще раз обратится к палате за разрешением передачи дела в суд.

Рашкин выступил, выстроив защиту из положения борца с коррупцией, в чем он успешно конкурировал с Навальным. Совершенно аналогично депутат полагает, что кто громче всех кричит «Держи вора!», сам из этой категории выпадает.

Рашкин начал с того, что уже практически месяц средства массовой информации России всё возможное эфирное время и печатные площади предоставляют для освещения этой «драмы на Охотном». Так иронично назвали дело «лось Рашкина», предрекая и обвинительный приговор.

«На моей памяти больше говорили и писали только об убийстве президента Кеннеди», — сказал Рашкин.

И действительно, ни в СМИ, ни в парламенте не было раньше такой реакции по поводу браконьеров, когда ФСБ изымало сотни медвежьих лап и сотни килограммов лосиных губ.

«За 20 лет работы на Охотном ряду в качестве депутата парламента я обеспечил небо в клеточку не одной сотне коррупционеров и чинуш. Крайние два года я всячески пытался предотвратить сползание моей Отчизны в деспотию на фоне всеобщего ковидобесия», — напомнил Рашкин.

Его фракционный защитник Юрий Синельщиков признал, что Рашкин допустил целый ряд несуразных поступков. Но затем подчеркнул, что на борьбу с Рашкиным брошены серьезные силы. Ночью, сразу после того самого выстрела, рядом с лосем оказалась оперативно-следственная группа в составе четырех сотрудников из соседнего района, два сотрудника ГИБДД, три сотрудника охотничьего хозяйства и рыболовства Саратовской области, двое понятых, операторы, репортеры и лица, ведомственная принадлежность которых не была установлена. В состав следственной бригады, которая проводила первоначальные следственные действия, вошли 20 следователей, и в том числе следователи по особо важным делам.

Другой парламентский коммунист, Николай Коломийцев, прав: такие решения принимаются не в Думе. Вопрос в другом: Старая площадь защищает страну от парламентского экстремизма или выслуживается перед западными партнерами, реанимируя процесс, с которым не справился Ельцин? Можно сто раз повторить «дело не политическое», но политически злого умысла в нем нет только со стороны Володина, который во время работы на Старой площади выдержал дискредитирующие атаки Рашкина стоически, и вернувшись в Думу, предложил ему воплотить свои таланты в естественной парламентской роли.

Рашкин же не только не использовал возможность, но усилил экстремистскую активность.

Голосование по его вопросу сопровождалось таким привычным для Думы инструментом, как возможность контроля и управления волеизъявлением депутатов посредством открытого голосования. Кадровые вопросы, по-моему, так решать неправильно.

КПСС подставляла своих сторонников, теперь эти занимаются КПРФ.

Получается борьба с парламентским экстремизмом посредством другого парламентского экстремизма.

Представитель фракции «Новые люди» Ксения Горячева заявила журналистам, что случай с Рашкиным касается всех.

«Почему полиция появляется так быстро? Почему она не появляется в других случаях?» — задается вопросами депутат и предлагает ввести понятие индемнитета, чтобы депутаты имели возможность говорить свободно. Но в такое верится с трудом.

Лев Московкин.

Фото duma.gov.ru