Нападки на Россию: атака с флангов и внутренняя борьба

Государственная Дума

Заседание Госдумы в среду, 16 февраля, прошло бурно и нервно. Что не удивительно — рассматривались острые, хотя и хронические для России вопросы.

До начала пленарного заседания Госдумы коммунист Сергей Леонов сообщил журналистам, что теперь уже и ЮНЕСКО начало говорить с Россией языком ультиматумов, чтобы доказать, что русские не умеют обращаться с природой. Байкал может лишиться статуса объекта всемирного наследия ЮНЕСКО из-за бездействия властей по утилизации накопленного вреда на территории бывшего Байкальского целлюлозно-бумажного комбината.

Тема заблудилась в Бермудском треугольнике Минприроды – Росприроднадзор – ЮНЕСКО. Три стороны искусственно созданного конфликта утратили способность к коммуникациям. ЮНЕСКО изменило формат своей деятельности по модели ОБСЕ и БДИПЧ, где доверия командам из-за океана больше, чем собственным глазам и ушам.

К запуску проблемы давно закрытого Байкальского ЦБК тоже приложило руку «Яблоко». Наблюдая кульминацию истории в четверть века, понимаешь, что вмешательство зампреда ГД Ирины Яровой в расследование экологической катастрофы на Камчатке стало единственно верной моделью. Попытка создать надежный повод для обвинения России в неумении обращаться с природой была пресечена на корню.

Другой депутат КПРФ, Денис Парфенов, с тревогой рассказывал о попытках застройки ООПТ, лесополос и полей ТСХА в Москве. Тут надо сказать, тема действительно пугающая, и национальная власть тут очень мало что может. Законы не работают.

Параллельно развивается атака из Европейского союза. Председатель комитета ГД по бюджету Андрей Макаров рассказал Думе о печальной истории, угрожающей ударить по экономике России.

Макаров представил палате три правительственных законопроекта второго чтения о проведении эксперимента по установлению специального налогового режима «Автоматизированная упрощенная система налогообложения». Добавил поправки по внутренним офшорам и настоял на голосовании сразу и в третьем чтении.

Предлагается дополнить часть первую Налогового кодекса нормами, предусматривающими введение нового специального налогового режима (САР). Эксперимент будет проводиться в тех же четырех регионах, где апробировалось налогообложение самозанятых. Одновременно уточняются правила приобретения и утраты российской организацией статуса международной холдинговой компании, чтобы предусмотреть условия применения международными холдинговыми компаниями пониженных налоговых ставок.

Макаров с пафосом заявил о возвращении в родную юрисдикцию аж 67 таких компаний.

«Что такое 67 компаний? Ведь поймите, это штучный товар, это не то что там сотни, тысячи и так далее, это только международные холдинговые компании, холдинги. Это не завод переезжает куда-то и так далее, этого там просто нет», – поведал Макаров.

Возвращение блудных холдингов называется редомициляцией.

Чтобы выбить из депутатов согласие на поддержку сразу во всех чтениях, палату надо напугать.

Макаров представил соответствующие пояснения: «Дело в том, что специальная группа Европейского союза по оценке законодательства стандартам эффективного управления в налоговой сфере, специальная группа, дала заключение, что Россия должна быть отнесена к так называемой «серой зоне», а если законодательные изменения не будут приняты, то должна быть отнесена к группе «черных юрисдикций», то есть тех, которые не сотрудничают с точки зрения налогового администрирования. Это сейчас борьба идет за налоговую базу. И наш закон о САРах, вот то, что мы принимали: две зоны, как вы помните, это зона в Калининграде и остров Русский, в Калининграде это остров Октябрьский, соответственно, они сочли, что мы создаем юрисдикции, куда могут уходить компании других стран, но при этом у наших компаний возможности быть зарегистрированными там нет. Вот если мы будем формально анализировать эти законы, мы увидим, что для этого вывода есть основания, то есть такая возможность существует.

Я не хотел бы сейчас говорить, чего в этом решении европейцев больше: экономики или политики. Но это очень важные вопросы, очень важные вопросы, потому что попасть в «серый» или в «черный» список очень легко, выйти оттуда нельзя, а последствия включения в список – это удар по всей внешнеэкономической деятельности страны и по любой компании, которая работает за рубежом».

Конец цитаты.

Макаров оратор блестящий и беспощадный. Главный удар по оппонентам на основе обвинения в демагогии он приберег для завершения своего заключительного слова перед голосованием: «А вот то, что мы слышим сейчас, поставить под страшную угрозу всю внешнеэкономическую деятельность, нанести удар по компаниям, только говорить «мы всегда были против этого», вы видите сейчас, какую политическую ответственность готовы на себя взять эти люди, только одну – демагогия. Мы, к сожалению, отвечаем за страну, и поэтому в данном случае партия «Единая Россия» предлагает поддержать эти поправки».

Председателю комитета по защите конкуренции Валерию Гартунгу пришлось взять слово «по ведению», чтобы попросить обходиться без оценок типа «демагогия», угрожая отвечать в том же духе.

Председательствующий Иван Мельников призывал всех к сдержанности. Чтобы не брать на себя ответственность за несдержанность, напомнил, что в Думе есть комиссия по депутатской этике, и если есть какие-то замечания, лучше, чтобы комиссия разбиралась. В противном случае можно увязнуть в разборках, какие слова можно произносить, а какие нет.

Между тем главная атака на Россию идет не с флангов и не снаружи, а изнутри, по самому больному. Наверное, по этой причине правительственный час «О мерах по достижению целевых показателей в сфере строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации» прошел на том же заседании Думы как-то особенно нервно.

Выступлению зампреда правительства Марата Хуснуллина предшествовали привычные разборки о доступности материалов, которые появились в думской базе непосредственно к обсуждению, а не за три дня, как положено. Затем депутаты разозлили зампреда, и он принялся лоббировать миграцию. На депутатов мигранты действуют вроде красной тряпки. Особенно яростно набросился на Хуснуллина эсер Олег Нилов. Требовал самых жестких мер — мигрантов не удержат на стройке, и они уйдут на более легкую работу. Хуснуллин не менее яростно отстаивал свою позицию.

Хуснуллин не собирается отказываться от формата апартаментов, потому что их владельцам инфраструктура не нужна. Обеспечение россиян жильем строится на основе ипотеки. И вот тут начинаются мучительные разговоры о необходимости инфраструктуры.

Галина Хованская спросила, как закон о комплексном развитии территорий позволит публичной власти выполнить обязательства перед очередниками на социальное жилье и обеспечить жилищные права граждан при его реализации.

Хованская удивлена, почему в выступлении Хуснуллина не прозвучала информация о исполнении 600-го указа президента о строительстве наемных домов, о наемном жилье и о решении проблемы очередников, которые не могут претендовать на ипотеку, но тем не менее очень нуждаются в жилье. Это, как правило, работники бюджетной сферы.

Хуснуллин в ответ говорил об отсутствии единой базы очередников, они рассеяны по разным программам, и 20% не являются нуждающимися.

Слушать было непросто. Нуждающиеся в жилье очередники перепутались с обитателями аварийки, куда входить опасно. Как их обеспечивать, по социальным нормам или по Жилищному кодексу? А это гигантские деньги, на уровне триллионов.

Не обошелся правительственный час и без культурно-исторического наследия.

Тему культурного наследия на примере Санкт-Петербурга подняла независимый депутат Оксана Дмитриева. Она считает необходимым инициировать законопроекты о реставрации исторического жилья.

Дмитриева спросила Хуснуллина, поддержит ли он инициативу о принятии законопроектов об особом порядке и финансировании капитального ремонта и реставрации исторического жилого фонда. В Санкт-Петербурге уже принят специальный закон о реставрации и капитальном ремонте исторического жилого фонда. Возможно ли принятие аналогичного федерального закона?

Хуснуллин ответил, что «всё в руках депутатов Госдумы». По его словам, в перспективе каждый пятый метр жилья в стране должен быть новым. Однако сейчас четыре из пяти метров приходится на старое жилье.

Позиции депутата Думы и зампреда правительства разошлись.

Дмитриева рассказала, что по отношению к старому жилью сегодня реализуется два подхода. Капитальный ремонт, который на самом деле не является комплексным, не предусматривает реновации, модернизации, при этом расселение не предполагается. Вторая схема – это снос дома и расселение жителей. Применяется как в процессе реновации, так и при ликвидации аварийного жилья. Из этих схем полностью выпадает историческое жилье, которое сильно изношено, часто аварийное, но при этом сносу не подлежит, а при капремонте не предусматривается ни реставрация, ни модернизация.

В ответ Дмитриевой Хуснуллин обрисовал ситуацию. По его данным, сегодня у нас девять тысяч зданий в стране являются памятниками, в которых люди живут. Цена их ремонта — 132 миллиарда. На остатках счетов всех фондов капитального ремонта 220 миллиардов. Готовы жители ради девяти тысяч домов деньги, которые они собрали в общий котел, отдать? Не готовы.

Памятником является не дом, а его элемент – лестница кованая. И вот из-за того, что это памятник, Хуснуллин должен полностью в капитальный ремонт войти по правилам реставрации, на 30% дороже.

«Если хотим погубить памятники, давайте оставим в сегодняшней позиции. Если хотим решать эту проблему, давайте примем решение, смелое решение, прекратим слушать, там определенные есть интересанты, которые на этом спекулируют, я не боюсь этого слова сказать, это историко-культурная экспертиза, значит, это и вопросы завышенных расценок», – прямая цитата из выступления зампреда правительства в Думе.

Очередное поручение разобраться с историческим жильем повесили на зампреда ГД Петра Толстого. После проваленной реновации ему ничего не страшно.

По теме обманутых дольщиков зампред правительства сказал: «У нас есть порядка 2 — 3 тысяч граждан, которые не попали в реестр обманутых дольщиков. Это люди, кто владели коммерческими помещениями, люди, которые отдали деньги откровенным мошенникам, которые не попали в этот реестр, и они пытаются, и они больше всего проявляют информационную активность, и они пытаются эту проблему решать. Вот эта тема законодательная. Либо мы должны сказать, что нет, мы работаем в рамках сегодняшнего законодательства, либо принять новое законодательное решение».

Конец цитаты.

Независимо от аргументов Дмитриевой, чаяний Хованской и планов Хуснуллина программу развития жилстроя представил единоросс Павел Качкаев.

«Абсолютно верно правительством выбрано направление на повышение градостроительного потенциала регионов, увеличение количества земельных участков под застройку и сокращение инвестиционно-строительного цикла. Без решения этих вопросов сложно будет выйти на показатели ввода жилья в 120 миллионов квадратных метров в год, а сокращение цикла строительства позволит еще уменьшить затраты застройщиков на строительство жилых домов и снизить цену жилья», – сказал Качкаев.

Далее он перечислил направления работы. Значительная часть системы объектов ЖКХ нуждается в технологической модернизации и замене. Требуется привлечение большого количества инвестиций. Для крупных населенных пунктов и муниципалитетов, имеющих хороший инвестиционный потенциал, это возможно за счет концессионных соглашений. В то же время существует огромное количество муниципалитетов, где применение данного вида инвестиций невозможно, и вполне оправдано привлечение инфраструктурных кредитов, облигаций и других источников для модернизации коммунальной инфраструктуры.

Качкаев с удовлетворением констатировал, что хотя и медленно, но система ГИС ЖКХ начинает соответствовать тому функционалу, который был заложен в 209-м федеральном законе.

Единоросс зачитал по бумажке установки партии. В частности, необходимо продолжить работу и принять законопроект по техническому учету жилого фонда. Оптимизировать состав информации и расширить функционал ГИС ЖКХ. Завершить работу по совершенствованию института концессии. Продолжить решение вопросов сокращения инвестиционно-строительного цикла, что позволит снизить стоимость и сократить сроки строительства, и, наконец, утвердить стратегию развития строительной отрасли и ЖКХ до 2030 года с прогнозом до 2035 года, реализация которой позволит увеличить объемы строительства жилья, внедрить единый стандарт содержания общедомового имущества за счет модернизации и реконструкции инженерных сетей и предприятий коммунального комплекса, снизить уровень потерь тепловой энергии до 10 процентов, воды – до 20 процентов и достигнуть темпов замены сетей до норматива 4 — 5% год. Все это позволит повысить комфорт, качество и уровень жизни граждан.

Выполнима ли на практике очередная партийная программа единороссов по жилстрою? Безусловно, но она не направлена на обеспечение нуждающихся в жилье. В каждую программу закладывается слабое звено. Теперь это концессии. Зампред ГД Ирина Яровая активно против. Хуснуллин сомневается. Однако концессии сделали национальной идеей подобно коллективизации век назад.

Первую партийную программу ЕР обеспечения жильем строил Георгий Боос. Его долевую конструкцию рассыпал Мартин Шаккум, вынул элемент аукционов на получение земли под застройку. Стартовала деструктивная эволюция обманутых дольщиков.

С Москвой было сложнее справиться. Вопрос решили кардинально, вынудив Кремль убрать Юрия Лужкова. Его масштабная деятельность мешала планам «снежной революции». Соответственно, умерла лужковская программа реконструкции жилого фонда.

Потом прошла вторая попытка спровоцировать революцию через протесты против нарушений жилищных прав граждан. Нарушения спланировали, правозащитников зарядили, для прохода негодующих толп по дворам в Москве убрали металлические ограждения газонов. Все шло по плану к столетию Великой русской революции 1917-го. Коварный Кремль сорвал такие чудесные планы.

Атаки с флангов шли давно.

Защита населения страны от атак, сохранение ее экономики и производства вылилась в кропотливую работу на внутреннем фронте. Тут русские воюют с русскими, только методы бывают разные, и сейчас больше в моде soft power. Местами сами участники процесса плохо понимают, с какой стороны фронта находятся и в каком качестве.

Например, обсуждается законопроект первого чтения против пыток. Кому пришло в голову представить пытки в качестве превышения должностных полномочий? Точно не тем, на кого повесили авторство законодательной инициативы.

Председатель комитета ГД по труду и социальной политике Ярослав Нилов заявил при обсуждении законопроекта:

«Мы осуждаем пытки, как в современной России, советской России, да и раньше это было, достаточно посетить музей на Арбате, музей пыток или в Санкт-Петербурге, или в других странах мира.

В советское время это всё процветало и на самых разных эшелонах власти, вспомните только историю с тем же Молотовым, когда к ответственности привлекали жену, а показания выбивали у профессора, по заданию Сталина это делали. А когда врагов народа клепали, выбивая тоже показания. И сегодня всё это пережитки прошлого».

Конец цитаты.

Ярослав Нилов в духе ЛДПР напомнил печальную историю Полины Жемчужиной, жены наркома Молотова, чтобы примирить враждующие стороны. Потому что история с пытками в пенитенциарной системе никаким законом не решается. В текущем варианте она направлена на дискредитацию России и встает в общий ряд с решениями ЮНЕСКО по Байкалу, спецгруппе ЕС по экономике России, МОК по фигурному катанию и т. д. и т. п.

В то же время депутаты фракции «Новые люди» активно выступают за консервацию изоляции местного самоуправления от национальной вертикали власти. Таким образом НЛ стали преемниками «Яблока» и встали на пути Конституционного процесса, чтобы сохранить компромиссы Конституции-93.

Председатель комитета ГД по информационной политике Александр Хинштейн в острый момент приземления IT-гигантгов США выступил в защиту отечественного IT, но предложил опустить глобальных монополистов до уровня отечественных компаний.

На заседании думского комитета выступал председатель комиссии СФ по информполитике Алексей Пушков. Его драматический прагматизм во внимание не приняли. Таких примеров борьбы россиян с россиянами множество.

Было бы правильно прислушаться к оценкам главреда RT Маргариты Симоньян о технологической отсталости IT-платформ США. Однако приписанный Дарвину отбор лучших в этом мире не работает.

Но ничего плохого не бывает без хорошего. Сам Путин не может так консолидировать страну, как общая беда. По России распространяется феномен Донбасса с социально-культурным расцветом под обстрелами. Спасибо англосаксонским партнерам с их агонией умственной эпидемии. Они научат Родину любить.

Лев МОСКОВКИН.

 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x