Роботы для медицины: фундаментальная наука и технологии создания медицинских изделий

Фото из презентации разработки отечественных хирургических роботов

Ковид оставил мир столь же нежданно-негаданно, как и нагрянул. Однако актуальность темы Научного совета РАН «Науки о жизни» на площадке МИА «Россия сегодня» не только не ушла, но скорее усилилась.

Должен отметить, что серия Научных советов РАН в течение двух лет ковидной эпохи стала окном в природу на фоне репрессированной науки. Однако свою задачу в полном объеме академики не выполнили. Природа популяционного иммунодефицита осталась уделом некомпетентных гуманитариев. Как всегда, в преддверии очередных глобальных потрясений не было никаких попыток что-то предсказать и предупредить.

Зато скромный исследователь мозга Иван Юров без академического звания точно описал состояние науки, из которого она мало чем может быть полезна обществу. Тем не менее русская наука, при всех претензиях к ней, прыгнула ногами выше головы. В этом есть определенная заслуга президента Академии наук Александра Сергеева. Он во все актуальные вопросы лично вникает и задает точные вопросы. Его вопросы звучат не просто так, они освещают путь в «долине смерти» от опытного образца к производству. На языке Сергеева это называется трансляцией технологий.

Правда, и он не смог предвидеть будущее, вопреки исторической логике, просил денег на закупки зарубежного оборудования, чтоб не отставать от мирового уровня. Теперь и академикам, и президенту РАН пришлось сменить позицию в отношении приборной базы на прямо противоположную. Для смотра отечественных достижений в области приборостроения пришлось срочно провести Научный совет РАН «Фундаментальная наука и технологии создания медицинских изделий», посвященный вопросам импортозамещения в медицине в условиях санкций.

Выяснились неприятные вещи. Например, хирургический робот «Да Винчи» настолько дорогой, что даже страховая медицина США не может покрывать расходы. Пациенты вынуждены доплачивать по пять-шесть тысяч долларов. Из-за дороговизны на роботе делается одна операция в день, он в основном простаивает. В России стоимость операций на «Да Винчи» колеблется от двух сотен тысяч до почти миллиона и хилому российскому ОМС не по зубам. Стоимость обслуживания «Да Винчи» стоила 12 млн рублей. Есть реальная опасность прекращения обслуживания и поставок одноразовых инструментов, в результате закупленные задорого роботы станут бесполезным куском железа.

Научный совет РАН «Науки о жизни» по традиции провел его председатель Владимир Чехонин. У шести докладчиков, как водится в науке, столь пышные титулы и звания, что я бы ограничился именем и фамилией. Все остальные заслуги легко обнаружить в Сети.

Евгений Демихов выступил с докладом «Создание российского производства магнитно-резонансных томографов для высокоточной медицинской диагностики». Он сообщил, что есть действующие образцы и наука готова транслировать технологию в производство.

Прибор с магнитным полем полтора тесла позволяет разрешать особенности и патологии организма до 0,4 мм. Удалось избавиться от дорогостоящего гелия. Получилось на 30% дешевле. Используется провод магний-бор. Если использовать всего шесть литров гелия для охлаждения магнита, можно получить поле до четырех тесла. Обычный магниторезонансный томограф требует две тысячи литров жидкого гелия. Персонал может не владеть криогенными технологиями. Чтобы производство было рентабельным, надо производить 60 МРТ в год. Стоимость производства — 4,5 млрд руб. 70% комплектующих российские. 30% смежники готовы заместить. Собственное ПО. У конкурентов этого нет.

Анатолий Евстратов выступил с докладом «Приборы и комплексы для молекулярно-генетического анализа». Речь идет о секвенаторах, то есть прежде всего об аппаратах для расшифровки генома. Но также об анализаторах нуклеиновых кислот и масс-спектрометрах. Применение этих приборов возможно настолько широко, что определить потребность сложно. Тут и диагностика болезней, и анализ нефтепродуктов.

В производстве секвенаторов третьего поколения монопольно доминируют англосаксы, и это очевидно. Проблема в том, что данные не интерпретируются.

Олег Янушевич выступил с докладом «Медицинская робототехника для хирургии». Речь шла в основном о челюстно-лицевой хирургии. Работа идет над тем, чтобы сделать российскую стоматологическую установку. Одновременно роботизация применяется для нейрохирургии позвоночника. Всё ПО наших российских коллег. Операционный стол для фиксации пациента подстраивается под хирурга. Ну, и абдоминальная хирургия. Роботы позволяют снизить операционные травмы и послеоперационные осложнения.

Дмитрий Пушкарь выступил с докладом «Минимально инвазивные урологические операции». Он рассказал, что роботическая программа в России началась в 2007-м, и на 70% это урология и абдоминальные операции. На нашем роботе выполняем операции на живых животных. Это платформенное решение, а не повторение «Да Винчи».

Установка была такая, чтобы робот вошел в ОМС. Этот робот может обучать, есть специальная программа. Существует владелец патентов и международная экспертная панель. Но непонятно, как она будет работать в современных условиях.

Еще одна, совсем простая, разработка связана с решением проблемы недержания, которая есть практически у каждой второй женщины. Синтетическая петля, используемая для устранения проблемы, импортная. Ее приходится удалять из-за отсутствия контроля натяжения. Разработали метод стандартизации натяжения петли. Простое решение — демпферная подушка. Давление петли контролируемое. Производство простое и дешевое, заменит все остальные петли импортного производства.

Сергей Шептунов выступил с докладом «Импортоопережающее внедрение роботохирургии в клиники РФ (в перспективе — в странах ближнего зарубежья) на основе отечественного абдоминального хирургического комплекса AST». Он сообщил, что отечественная разработка оперирует все виды абдоминальной хирургии на животных. Не нужно закупать уникальное оборудование.

Мир обошли кадры, как робот «Да Винчи» зашивает виноградину. Мы не были бы русскими, если бы не подковали блоху. Написали на косточке и зашили в виноградину.

Разработанный робот стимулирует мелкую моторику хирурга. Российские разработчики не копировали ничего. Включая печатные платы, всё произведено в России. Снизить цену удалось потому, что пошли по другой архитектуре. Максимально упростили конструкцию, снизили стоимость инструментов.

Всеволод Белорусов выступил с докладом «Технологии сфокусированного ультразвука в медицине: состояние и перспективы развития».

В фокусе ультразвука можно создать локальное термальное или механическое повреждение внутри ткани. Можно сочетать с МРТ и УЗИ. Производится термодеструкция опухолей и лечение нейромоторных расстройств, гипертонии и варикоза.

1024 керамических транзистора позволяют осуществить термоабляцию центров патологии в головном мозге. Пациент в сознании. Многие болезни мозга лекарствами лечить сложно из-за гематоэнцефалического барьера. Можно на 24 часа разрушить барьер и открыть терапевтическое окно.

Для завершения Александр Сергеев скзал, что это только начало. Надо продолжить. Есть много других направлений. В стране есть серьезный задел, но необходима подготовка кадров.

Руководитель профильной рабочей группы Ростеха, статс-секретарь Сергей Цыб заверил, что всё это перспективно. Всё, что сегодня рассказали, обязательно будет рассмотрено. Хорошо бы определиться с потребностями.

Лев МОСКОВКИН.

Фото из презентации разработки отечественных хирургических роботов

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x