«У нас всё лучше!»

По всем показателям, России не могут быть и не должны быть страшны никакие экономические потрясения. 

С 2007 года в нашей стране проходят выборы «слова года». В 2008 году им признали слово «кризис». Доктор филологических наук, профессор Новгородского государственного университета Татьяна Шмелева даже опубликовала в журнале «Политическая лингвистика» статью под названием «Кризис» как ключевое слово текущего момента».

Понятно, когда это слово постоянно употреблялось и употребляется в статьях экономистов, политологов, журналистов, но суть в том, что оно стало обиходным, повсеместным. Так, по опросу портала SuperJob, в 2020-2021 годах кроме «коронавируса» самыми частыми у россиян словами стали «семья», «кризис», «апокалипсис», «дискриминация», «добро», «жизнь», «надежда», «ответственность».

За 24 года, с 1998-го, Россия пережила четыре экономических кризиса. Сейчас надвигается пятый, и, как предупреждают многие независимые эксперты, самый тяжелый. Он связан с экономическими санкциями, введенными странами Запада из-за проведения «специальной военной операции» в Украине.

Нынешнее положение сложнее тех, что были прежде. Некоторые экономисты и политики ободряют нас возвращением ко временам и опыту СССР. Но Советский Союз был в определенной степени самодостаточен в своей замкнутой системе. И в то же время имел налаженные экономические связи со странами социалистического блока в рамках Совета Экономической Взаимопомощи (СЭВ). Сейчас той самодостаточности нет. За 30 лет отечественного капитализма-олигархизма российская экономика оказалась зависимой от мирового рынка в большей степени, чем должно быть при нормальном развитии науки, техники, промышленности, сельского хозяйства.

Надо искать выход. Об этом говорят многие, в том числе и доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев. В частности, он приводит в пример автомобилестроение:

«Сегодня, если западники уходят, заменить их автомобильное производство нашим невозможно. Российские машины выпускает только ВАЗ, и то около 20% деталей иностранные <…> Для того, чтобы решить проблему, надо сначала признать ее существование <…> Я уверен, что если экономические проблемы будут решаться адекватными специалистами с применением неординарных и, может быть, непопулярных мер, удар можно серьезно смягчить. Давайте хоть что-то уже сделаем хорошо. Но если сохранятся те тренды, которые мы видим сейчас, экономика российская умрет к зиме».

Меры, как говорят многие, требуются экстраординарные. А может, просто самые обычные, нормальные, с привлечением, как говорит Иноземцев, «адекватных специалистов». Однако, если отвлечься на минуту от злобы дня, то история кризисов и сегодняшняя ситуация требуют общего осмысления. И не только экономического.

Обратимся к недалекому прошлому, к 2014 году. Ссылаться будем, в основном, на государственных лиц, на государственные источники.

Декабрь 2014-го, государственное информационное агентство РИА Новости:

«Курс рубля с ноября бил ежедневные антирекорды и остановил спад лишь 17 декабря. Такой «эффект домино» фактически наповал сразил надежду стагнирующей экономики на восстановление в этом, и, как минимум, в следующем году. Многие экономисты предрекают, что ситуация в российской экономике скоро будет напоминать кризисные 2008-2009 годы. А президент РФ Владимир Путин в ходе ежегодной пресс-конференции признал, что России может потребоваться два года на выход из кризиса».

Кризис 2014 года был вызван западными санкциями, поводом к которым стало присоединение Крыма к России.

Но ведь предыдущий, 2013-й, считался самым благополучным с начала века. В частности, доктор экономических наук Юрий Воронин, в 2020 году критикуя правительственный экономический курс, писал: «Самое социально опасное заключается в том, что при подобном подходе Россия так и не вернется к уровню доходов населения последнего года «тучного» периода — 2013-го».

Да, в течение всего 2013 года цена нефти держалась на уроне 100 — 110 долларов за баррель, а курс доллара – на уровне 31,5 рубля.

И тем менее, государственное информационное агентство РИА Новости, подводя итоги того года, констатировало:

«Российская экономика-2013: все нормально, падаю. Уходящий год может войти в историю как один из самых неудачных для экономики России за последнее десятилетие. Год несбывшихся надежд, упущенных возможностей, разочарований и потерь — с редким единодушием характеризуют его чиновники и экономисты… Причем никто из чиновников или аналитиков, похоже, не может дать исчерпывающего ответа: почему? Во всяком случае, и эксперты, и власти РФ во главе с президентом Владимиром Путиным признают, что нынешние проблемы в экономике имеют внутренние причины».

Затем то же РИА Новости привело заключение экс-министра финансов, члена президентского Экономического совета Алексея Кудрина: «Пока мы находимся в стагнации. К сожалению, это реальность… Эти два года потеряны».

Действующий тогда (в 2017 году осужден на 8 лет лишения свободы за получение взятки в 2 миллиона долларов) министр экономического развития Алексей Улюкаев в августе 2015 года говорил на встрече с журналистами при открытии Российско-малазийского бизнес-форума в Куала-Лумпуре (цитата по «Интерфакс»):

«Думаю, что мы сейчас находимся на уровне, ниже которого вряд ли будем находиться… Видно, что мы где-то на дне лежим, или как назвать это движение. Я думаю, что уж точно вниз не пойдем, а будем ли выходить заметно в рост, это сложно сказать».

А если посмотреть абстрактно, в общем и в целом? Что тогда случилось? Мировой финансовый кризис 2008 — 2009 годов? Санкции Запада в 2014-м? Но Россия по всем показателям не должна зависеть ни от каких кризисов. Во всяком случае, гораздо в меньшей степени, чем другие страны. Вдумаемся: самая большая в мире территория, самая большая в мире пашня, самые богатые в мире природные ресурсы. На золоте сидели и сидим, в золоте купаемся. И всё же — кризисы…

Вспомним наши контрсанкции 2014 года, эмбарго на ввоз продовольствия с Запада. Тогда в рамках пропагандистской кампании по телевидению показывали, как мы сжигаем, давим бульдозерами зарубежные продукты, неведомо как попавшие в наши пределы.

Врезался в память телевизионный репортаж из населенного пункта Московской области со странным названием «Поселок совхоза имени Ленина» — так он и значится в справочниках, официальных документах.

Корреспондент интересовался у местных жителей, как они относятся к уничтожению продуктов, попавших под российские санкции. Жители отвечали, что поддерживают и одобряют. Корреспондент спрашивал, чьи продукты лучше: наши или «их». Его дружно уверяли: «Конечно, наши».

Завершала репортаж беседа с местной киоскершей «Роспечати», пожилой тетушкой. Речь шла уже не только о продуктах.

— Зачем нам Барби, наши куклы самые лучшие! – доказывала она.

— А вот Винни-Пух… Есть наш и есть их. Какой вам больше нравится? – спросил журналист.

— Наш лучше, — ответила тетушка.

И заключила энергично:

– У нас всё лучше! Мы только не хотим ничего делать!

Странное заключение. Почему «не хотим»? Что имела в виду эта простая женщина?

Может, она еще 8 лет назад пыталась открыть нам глаза на то, о чем сегодня говорят авторитетные экономисты?

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Фото mcx73.ru

Фото mcx73.ru
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x