Идеологические блуждания на Охотном ряду

В ходе антисанкционной дискуссии в парламенте все чаще всплывают в памяти детали романа Стругацких «Обитаемый остров», в котором обитатели «острова» верили, что живут в нормальной планетарной системе, а на самом деле она вывернута наизнанку.

Патриотический угар парламентариев споткнулся о нежелание своими руками отрубить надежду на контакты с США. Боязно и непонятно, как отреагируют в Пентагоне на пленение или уничтожение иностранных советников в ходе спецоперации. Нельзя исключить, что там присутствуют три генерала США, и в том числе непосредственно на Азовстали в Мариуполе. Говорят о живом щите из местного населения, подразумевают нечто другое.

Кажется правдоподобно, но интересно, где у нас генералы США — в Минэке или Минфине? Откуда идет такое непреодолимое сопротивление? Почему правительству Примакова-Маслюкова удалось в момент мобилизовать и экономику, и финансовую систему, а сейчас исполнительная власть России словно живет в том самом вывернутом пузыре, как в романе Стругацких?

Отсутствие ответов на естественные вопросы говорит о том, что мы что-то важное пропустили в начале нового века. Не вмешивались, так сказать, в свои внутренние дела.

Нам говорят о недружественных странах и надежду на восстановление логистических цепочек в расчете на поддержку со стороны стран дружественных. В то же время для лидера КНР Си Цзиньпина подавление внутренней оппозиции в Ухане оказалось важнее экономического развития возглавляемой страны. Предстоит XX съезд КПК, тут не до России. Китайские дипломаты на словах поддерживают, а на деле — табачок врозь. Тем более, что Китай больше всех вложил в US Treasury bills.

В этом плане показательно выступление министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Максута Шадаева на профильном комитете ГД по информполитике в преддверии отчета правительства. Министра отсутствие поставок в Россию телекоммуникационного оборудования волнует больше микрочипов. Приходится утягивать цифровые ремни и понуждать операторов отказываться от безлимитных тарифов. Трудный выбор между интересами немногих, скачивающих большие объемы, и интересами общества в целом, теряющего скорость Интернета.

Больная тема для Минцифры: плохое изучение информатики в школе тормозит подготовку кадров для IT-отрасли. Приходится создавать параллельную систему. А я лично помню, как убивали информатику параллельно с тем, как строили в России сети и валили Яндекс в пользу Google, отменяли БТИ и торпедировали категорирование земель, зачищали отечественную банковскую систему и систему СМИ, создавали коррупционную систему госзакупок. Тогда же в составе массированной атаки на систему образования была уничтожена советская система подготовки кадров с заменой социальной лестницы на социальные лифты. Под лейблом менеджеризации в страну пришел центрифугальный отбор в пользу носителей генетических девиаций.

Теперь мы мужественно с этим боремся, но странным образом. Например, депутат Андрей Луговой с положенным пафосом сообщил о подгонке закона против СМИ, распространяющих недостоверную информацию, дискредитирующую Вооруженные силы РФ, а также призывы к санкциям. Генпрокуратура сможет инициировать запрет на работу таких СМИ в России. Изменения вносятся в закон «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушению основополагающих прав и свобод». Инициатива подается как ответ на закрытие российских СМИ за рубежом.

Инициатива в отношении СМИ показывает универсальный формат антисанкционных мер. Во-первых, либеральные СМИ уже сами закрываются, а во-вторых, закрытие корпунктов зарубежных СМИ в России идет боле десяти лет. Сейчас стоит другой вопрос: как трудоустроить сотрудников сбежавших иностранных компаний и НКО, журналистов и других специалистов. Ну, просто чтобы не плодить врагов и поддержать людей.

Корни текущей дискуссии в Думе по любому вопросу неизменно уходят совсем не в перестройку-перестрелку, а в то тихое время, которое наступило после правительства Примакова-Маслюкова.

Я хорошо помню, как опасные перемены в стране структурировали и мобилизовали дискуссию в Думе. Страна свой парламент не слышала. Наоборот, именно в то время прошла мощная кампания дискредитации Государственной Думы. О роли США в мире тогда говорить публично было невозможно и опасно. В 2022 году россияне частично уехали, а в основной массе прозрели. Но теперь нельзя говорить о роли Китая.

В России своя жизнь. Кстати, очень даже неплохая. Все-таки экспансивный риторический напор депутатов как-то работает. Принимаемые меры поддержки населения и бизнеса отодвинули угрозы.

Авторы антисанкционных инициатив очевидно уверены, что точно знают врага и непримиримо настроены устранить источник проблем, как они его видят. Отдельные депутаты настаивают на полной мобилизации и переводе экономики на военные рельсы. Что имеется в виду — всяк понимает по-своему, и происходит идеологическое блуждание между законодательными и кадровыми мерами. В угаре забывают даже то, что прежде сами же предлагали. Например, убрать вывески на английском.

В неразберихе отдельные особо эффективные представители министерств с успехом проводят законы косметическими реформами того, что не должно быть. И всё это подается итогом мощной интеллектуальной атаки правительства с участием зампреда ГД Александра Жукова. Иногда среди антисанкционных мер обнаруживается и нечто новое из того, чего не должно быть.

Пленарное заседание Госдумы в среду 6 апреля отмечено эклектичным сочетанием таких событий, которые невозможно представить вместе в нормальном доме. Но такова Дума. Здесь отражается вся страна и весь мир.

Сообщение о смерти Жириновского произвело практически эффект смерти Сталина. При жизни к лидеру ЛДПР с таким трогательным восхищением относились далеко не все, мягко говоря. Кто не согласен с информацией некролога, тот, естественно, вслух не признается. Председатель палаты Вячеслав Володин объявил перерыв почти на час, и этот час оказался роковым в этот день.

Вечером накануне отчета правительства назначили тотальную дезинфекцию палаты. Получилось символично: после ухода вождя Думу подвергли стерилизации. До этого дня министры циркулировали по Думе без всякой дезинфекции, и никакая зараза к ним не прилипала. Председательствующий Александр Жуков, человек жесткий и даже циничный, зная, что ни аппарату, ни журналистам доработать день не дадут, дотянул заседание до максимально возможного принятия законопроектов. План по валу законопроектной работы в этот день выполнен на 64% – рассмотрено 35 пунктов повестки из 54-х, плюс отклоненное протокольное поручение коммунистов об арестованных в Финляндии трех грузовиках с картинами из российских музеев.

Председатель ГД Вячеслав Володин оптимистично заявил: «Что касается арестованных картин, вернут, и еще выплатят неустойку. А поручение давайте дадим не только Комитету по культуре, но и комитету по безопасности».

В реальности председателя Думы не слушается не только финская таможня, но и сама Дума.

Еще во времена Ельцина было замечено, что законодатели, которые берутся обеспечить порядок в стране, не могут это сделать вокруг себя, на Охотном ряду.

Володин честно пытался, среди прочего, наладить процедуру демократической дискуссии, запущенной предшественником Нарышкиным, убрал из нее проявления дестабилизирующего экстремизма и запретил принимать законы сразу во всех чтениях.

Однако на пленарном заседании 6 апреля из 52 законопроектов двадцать было принято третьем чтении и из них шесть — сразу во втором и третьем, один — в первом и третьем и еще один — в первом, втором и третьем чтениях. Последний факт стал прецедентом. Восемнадцать законопроектов из 52 приняты без обсуждения. Согласно плану, не отклонили ничего. То есть решения принимают не в зале пленарных заседаний Думы. Причем и во всей Думе никаких теневых «генералов» нет, об этом тоже позаботился председатель Володин. Он убрал инсайдеров из аппарата, это бич буквально всех органов власти в современном мире.

Главное даже не то, что документы принимали, прыгая через чтения. Их содержание требовало расшифровки, антикризисные там меры или наоборот, лоббисты подсуетись, надеясь сохранить рвущиеся связи и вместе с ними собственное место под Солнцем.

В этот день повторилась ситуация, когда вся палата против, даже докладчик от единоросов не слишком доволен, и представитель правительства не представляет никаких убедительных аргументов, кроме голословных обещаний, а в конце затянувшейся дискуссии голосовать приходится «за».

Принят в первом чтении правительственный законопроект «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации», который распространяет практику строительства объектов транспортной инфраструктуры на иные виды объектов инфраструктуры, то есть с линейных объектов на площадные. Среди прочего отменяется государственная, экологическая и культурно-историческая экспертизы. Особенно пугает депутатов слово «иные». Требование представить перечень объектов не выполнено и, видимо, выполнено не будет.

Неубедительно прозвучали заверения не трогать Байкальскую зону. Особенно актуально это в условиях намерения ЮНЕСКО вынести Байкал из охраняемых объектов в список находящихся под угрозой. На Западе нашли в нашем Байкале опасный потеплением планеты метан. Ну, видимо, тамошним ученым виднее

Депутаты при обсуждении, в общем, говорили одно и то же. Подытожил председатель комитета ГД по аграрным вопросам Владимир Кашин.

«Наш комитет сегодня, рассматривая еще и еще раз эту законодательную инициативу, по большому счету, был возмущен, как это без согласования этот законопроект предусматривает стройку на землях сельскохозяйственного назначения, на пашне, на мелиорированных землях? Где показал его величество, там и строят. Когда нас собирали Неверов и Гордеев, несколько председателей комитетов, вообще-то, все говорили о существенных недостатках этого законопроекта – ну, подумаешь, вот там ручеек течет, а нас заставляют типа согласовывать там с Росрыболовством. Но эти ребята, наверное, забывают, что из ручейков не только реки, но и моря, в общем-то, складываются.

Поэтому, уважаемые товарищи, мы категорически настаиваем на том, чтобы в постановлении и, безусловно, во втором чтении принять те выработанные комитетом предложения, которые связаны с тем, чтобы эта стройка была где угодно, но не на землях сельхозназначения, не на землях сельскохозяйственных угодий, не на пашне, не на землях научных центров. В последнее время эти рейдерские захваты без этих законов уже нам всем, как говорится, по горло, нас всех достали.

Недавно захватили питомники и селекционные (коррекционные) насаждения Всероссийского научного центра плодовых культур. Центр кормовых культур подвергся этой атаке, ВНИИССОК, и так далее, и так далее. А тут даем подобную лазейку. Нам надо всячески это исключить. <…> Это не то, что антисанкционные законы, а это, наоборот, те законы, которые уничтожают решение той главной задачи, которая называется решением проблемы продовольственной безопасности», – сказал Владимир Кашин.

Во время дискуссии в комитетах говорили, что изменения нужны для увеличения пропускной способности БАМа и Транссиба. На пленарке прозвучало про интересы всего строительного комплекса. Из дискуссии можно понять, что практика правоприменения, как всегда, извращенная. Закон тут не поможет.

В тот же день принят в первом чтении правительственный законопроект с очередной реформой закупочной системы.

Документ называется «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Он декларативно направлен на минимизацию последствий недружественных действий иностранных государств и оказания мер поддержки заказчикам и участникам закупок.

Независимый депутат Оксана Дмитриева выразила общее мнение: «Я полностью поддерживаю данный законопроект, и все меры, которые там, абсолютно правильные, но вопрос о корректировке 44-го и 223-го закона – это вопрос вообще принципиальный сейчас для того, чтобы обеспечить гибкость, скорость и реальное заполнение всех тех ниш, которые образовались в связи с разрывом кооперационных и технологических цепочек».

Далее депутат объяснила, почему этого недостаточно, и перечислила, что еще надо сделать.

По словам Дмитриевой о НИОКРах, если мы хотим вообще развить отрасли науки, подотрасли науки, тоже, кстати говоря, утерянные, если мы хотим закрепить научные, конструкторские и технологические кадры, которые сейчас вслед за айтишниками тоже, в общем, на низком старте, то здесь должны быть, соответственно, долгосрочные контракты, чтобы можно было создать научную, технологическую, конструкторскую школу, чтобы люди знали, что у них будет контракт и сегодня, и завтра, и послезавтра, то есть долгосрочная стратегия. Здесь нужно, безусловно, кардинальное изменение.

Система госзакупок создавалась силами Минэка и способствовала блокированию социально-экономического развития страны. Ее одной хватило бы, без системы омертвления ресурсов. Многочисленные реформы каждый раз приводили к одному и тому же, очень быстро возникали новые схемы, чтобы оставить все по-старому. Передача закупок от Минэка Минфину принципиальных изменений не принесла, там есть свои люди того же разлива.

Система госзакупок останется последним бастионом либерализма в России, а точнее англосаксонского постмодернизма с атомизацией общества и постиндустриализмом.

Лев Московкин.

Фото Ольги Давыдовой

Государственная Дума, в Госдуме
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x