Полярные взгляды на мобилизационную экономику

Фото с официального сайта АО "АвтоВАЗ"

«Что делать?» — главный российский вопрос, поставленный еще 160 лет назад. Сегодня, в свете масштабных экономических санкций Запада, он приобретает особую актуальность и конкретность. 

Мнений, рекомендаций, проектов – много. В том числе – прямо противоположных по смыслу.

Так, доктор экономических наук Юрий Воронин предлагает срочно ввести план мобилизационной экономики — как в СССР. А владелец многопрофильной (машиностроение, металлургия, энергетика, строительство, сельское хозяйство и другие отрасли) компании «Базовый элемент» олигарх Олег Дерипаска призывает «заканчивать весь этот госкапитализм» и дать простор рыночным отношениям.

Депутат Госдумы, доктор экономических наук Николай Новичков считает, что надо полностью отказаться от теории и экономической практики последних 30 лет. По его мнению, всё, что делалось, в нынешней обстановке «оказалось недействующим и неработающим».

Например, он оспаривает тезис «эмиссия вредна, а денежная масса увеличивает инфляцию». Сейчас, по его мнению, эти разговоры беспочвенны:

«Если рубли эмитированы (читай — кредитованы государством) под конкретные производства для понятных рынков сбыта с вполне определенными нормами возврата и нового обращения в экономике, то чем такая эмиссия плоха? Каждый рубль здесь обоснован, поскольку отражает реальные производственно-экономические отношения, и нахождение данного рубля в экономике есть фиксация того, что наши предприниматели и нанятые ими работники произвели новые товары и услуги для удовлетворения чьих-то потребностей. В этом суть экономики».

Всё это, безусловно, верно. По всем законам экономики. Больше товаров и услуг — больше в обороте денег, обеспеченных товарами и услугами. Только главный вопрос — как и кто это сделает? Где и когда будут «конкретные производства» и «понятные рынки сбыта»? А без них эмиссия — просто печатание денег.

Об идеях «мобилизационной экономики» по советскому типу следует сказать особо. Мобилизация — как экстренная мера в связи с чрезвычайными обстоятельствами — необходима. Но почему именно «по советскому типу»? Как будто советская экономическая наука была светочем, залогом материального изобилия. Но еще живы люди, хорошо помнящие загадку: «Что такое дефицит в дефиците?» И ответ: «Колбаса в туалетной бумаге».

Однако если колбаса в Москве была, то за серой туалетной бумагой даже в столице стояли очереди. Люди приходили со шпагатом. Нанизывали на него рулончики и шли домой, обвешанные «дефицитом».

Это — в Москве. За ее пределами колбасы и туалетной бумаги в свободной продаже практически не было. Кто имел возможности, тот «доставал». То есть «покупал из-под прилавка».

Вспомним: выступает году в 1978-м (золотые застойные времена?!) руководитель самой большой страны на планете и говорит, что нет в торговле стирального порошка и мыла, и потому надо увеличить, углубить, расширить производство. Смешно?

Да пусть смешно! Пусть враги злорадствуют! Лишь бы после вмешательства Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР, Председателя Совета Обороны стиральный порошок появился. Так ведь нет. Стиральный порошок так и оставался дефицитом – даже в Москве.

В конце каждого года проводились закрытые пленумы ЦК КПСС, на которых говорили о реальном положении дел. Их материалы в печати не публиковались, распространялись по спецканалам – только для партийно-государственных руководителей. Например, в 1973 году на декабрьском пленуме Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев констатировал: мы тратим на производство станков столько же металла, сколько США, Япония и ФРГ вместе взятые, но по числу сделанных из этого металла станков и по их производительности отстаем от каждой из этих стран в отдельности. Финляндия производит древесины в 10 раз меньше, чем СССР, а выручает валюты от экспорта изделий из древесины в 2 раза больше.

И все, вроде, всё понимали — от ЦК КПСС до рядовых граждан. Хотя массовое сознание было раздвоенным. С одной стороны, гонялись за импортными вещами; жители провинции, приезжая в Москву, осаждали магазины, где «выбрасывали» заграничные товары, из стран социалистического лагеря: Венгрии, Польши, ГДР, Югославии, Чехословакии. Запасались всем — от одежды и обуви до зубной пасты. С другой стороны, многие из них же считали, что в СССР — самая передовая промышленность.

А вот что об экстренных мобилизационных мерах, но уже со своей, олигархической точки зрения, говорит Олег Дерипаска: «Через 10 лет мы можем построить успешную экономику, как в 2007 году». Для этого, по его мнению, нужно заниматься экспортом. Нужно отказаться от госкапитализма, создать свободные экономические зоны, найти новые рынки, помогать поставщикам товаров в Азию, Вьетнам, Малайзию, Индонезию, Таиланд, Китай, в Индию, Ближний Восток, Северную Африку, Западную Африку, Южную Африку и Латинскую Америку.

Интересно, что Дерипаска имеет в виду «под успешной экономикой, как в 2007 году»? Стратегия-2010, первая экономическая программа с начала президентства Владимира Путина, создавалась под руководством Германа Грефа. В 2003 году Греф, назначенный министром экономического развития, смело заявил в эфире НТВ на всю страну, в частности, про автомобилестроение: «Я не верю в то, что наши автомобили – «Жигули», «Волга» — имеют будущее». И выразил уверенность в том, что нужно создать привлекательные условия для размещения в России мировых автомобильных концернов.

К 2007 году от Калининграда и Петербурга до Елабуги и Ульяновска стали собирать машины иностранных марок. К 2021 году их выпускали на 19 российских предприятиях. Сейчас российские легковые машины выпускает только ВАЗ, и то значительная часть деталей – зарубежные. Недавно объявили, что производство практически остановлено, работники отправлены в полуоплачиваемый отпуск.

А долларовый миллиардер Олег Дерипаска рассуждает об экспорте в страны Азии, Африки, Латинской Америки. Его бы слова — да богу в уши. Что делать – понятно. Вопрос в другом — как это сделать? И что он имеет в виду под «товаром»? Ведь не сырье же типа нефти, газа или древесины?

Если же имеется в виду экспорт продуктов производства, то это значит, что нам надо вытеснить с азиатско-африканско-латиноамериканского рынка, победить в конкурентной борьбе Apple, Samsung, BMW, Siemens, General Electric и так далее, включая мировые компании по производству одежды и косметики. Для этого надо обладать самой передовой научно-технической базой. Как всегда повторяет мой добрый знакомый Геннадий Федорович Кривощапов, участник подготовки и запуска советских космических кораблей: «Технологии решают все!» В ту пору говорили просто «технологии». Сейчас – «высокие технологии».

Для того, чтобы Россия создала свое высокотехнологичное производство, в 2010 — 2011 годах организованы были, в частности, госкорпорация «Роснано» и инновационный центр «Сколково».

Сколько лет еще потребуется, чтобы мы увидели конкретный результат?

Сергей Баймухаметов.

Фото с официального сайта АО «АвтоВАЗ»

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x