Лев Московкин. Красная зона в Думе и бюджет в роли рычага для разворота правительства к людям

Депутаты не могут быть отдельно от народа, и болезни у них общие. Во вторник ковидом заболел Николай Харитонов, а в среду — Сергей Шаргунов. Об этом на пленарном заседании в четверг, 28 октября, перед обсуждением бюджетов сообщил председатель Думы Вячеслав Володин.

С аппаратом поступили жестко. Председатель сказал, что государственные служащие обязаны прививаться. Приказывать депутатам формально никто не может и остается риск остановить работу парламента.

Председатель комитета по бюджету Андрей Макаров со всей своей адвокатской страстью заявил: «Проблема состоит в одном, мне кажется, вопросе: какой пример мы, депутаты, показываем стране. Можно говорить о том, что мы проиграли пропаганду, государство проиграло пропаганду. Государство – это мы. И в данном случае мы обязаны сказать, что депутаты должны вакцинироваться <…>Будет второе чтение бюджета, и половина этого зала захочет прийти лично отстаивать на комитете по бюджету свои поправки. Мне может говорить кто угодно и что угодно: можно говорить, что я сатрап, можно подавать на меня в суд, но я не пущу ни одного человека отстаивать прививки, если у него не будет вакцинации или он не переболел, и дальше можно на меня жаловаться».

Тему, как всегда, поднял Владимир Жириновской: «Наш зал – это «красная зона». Он требовал сократить время обсуждений и потом говорил едва ли не больше всех коллег по палате.

Несмотря на ковид, в Думе развернули на редкость масштабную дискуссию по законопроектам о бюджетах на 2022 год. В пакете идет федеральный бюджет и три бюджета внебюджетных фондов – Пенсионного, соцстраха и медстраха.

Дискуссия прошла как-то особенно ожесточенно. Даже единороссы не жалели слов для критики.

Традиционно, бензинчику на огонек плеснул для затравки председатель Счетной палаты Алексей Кудрин. Он сказал об очередной приостановке нормы Бюджетного кодекса, когда бюджет должен представляться уже в действующем законодательстве, в том числе по налогам и сборам. Параметры бюджета связаны с доходами и расходами, а налоговые законы, которые определяют доходы бюджетной системы, не приняты некоторые даже в первом чтении. Конечно, это нарушение логики, и в том числе парламентской логики, когда каждый налог должен обсуждаться досконально всеми заинтересованными сторонами, включая бизнес, и уже после принятия окончательных решений закладываться в бюджет.

Минфин ставит телегу впереди лошади намеренно, чтобы Дума физически не смога отклонить налоговые изменения.

Председатель комитета по бюджету Андрей Макаров показал средства, которые сегодня находятся на счетах компаний. Там два бюджета страны. Но компании предпочитают их держать на копеечных депозитных счетах, не вкладывая ни в науку, ни в экономику. Это проблема, это колоссальная проблема инвестиционного климата.

Другая проблема — производительности труда. На самом деле по производительности труда мы, в общем-то, были на неплохом уровне всего 20 лет тому назад. И это вопрос не бюджета, а использования дешевой рабочей силы, за счет чего решаются проблемы.

Третья проблема, о которой сказал Макаров, это межбюджетка.

Председатель Вячеслав Володин напомнил, что регионам надо компенсировать потери от закона о консолидированной группе налогоплательщиков. Система КГН позволяет крупным компаниям манипулировать налогами. Минфин Антон Силуанов обещал, что КГН остановится в 23 году.

Евгений Бессонов напомнил, что долги регионов — более 2,5 триллиона рублей. Это серьёзная нагрузка. Президент назвал врага нашей страны — и это бедность, но в то же время в предложенном варианте бюджета трехлетки продолжается канализация денег в Фонд национального благосостояния. Он давно превысил 7% ВВП. По закону уже можно направлять средства из него на финансирование инфраструктурных проектов.

Бюджет на 2022 год планируется с профицитом в 1,3 триллиона рублей, при этом объём чистых заимствований составляет 2,2 триллиона.

Оксана Дмитриева в очередной раз сформулировала хронический вопрос: в чем сакральный смысл планировать займы при профицитном бюджете и платить проценты? При том, что расходы на обслуживание долга уже превышают расходы на образование федерального бюджета и превышают объем трансфертов на выравнивание — к вопросу о положении регионов. Почему в условиях пандемии, почти военных, когда так нужны резервы, в Фонд национального благосостояния направляется 3,4 триллиона рублей, что больше, чем расходы на национальную экономику, а Резервный фонд правительства на борьбу с пандемией предлагается формировать, если возникнет такая потребность, за счет сокращения других расходов бюджета.

— Мы двадцать лет уже копим на черный день, черный день настал, что мы теперь ждем? Еще более черного дня? – спросила Дмитриева.

Минфин Силуанов ответил, как всегда, многословно. Смысл его установки простой: если у нас не будет резерва на случай изменения внешнеэкономической ситуации, не будет бюджетной устойчивости.

Алексей Куринный отметил планомерное снижение покупательской способности пенсий.

Его поддержал, в еще более широком смысле, Валерий Гартунг.

— Вы на самом деле как считаете, сколько можно прожить на 13 тысяч 617 рублей в месяц? Сколько вы бы протянули? — спросил он у Минфина.

Силуанов не собирается ничего протягивать за свой счет и потому ответил стандартно: «Что касается вопроса, как прожить на минимальный размер оплаты труда, хочу сказать, что минимальный размер оплаты труда – это единица, от которой считаются уровни оплаты труда. Мы говорим о том, что заработная плата не может быть ниже минимального размера оплаты труда, но видим, что средние размеры оплаты труда по субъектам Российской Федерации, да и по Российской Федерации в целом, в разы превышают это значение. Поэтому минимальный размер оплаты труда используется как расчётная единица при определении уровней фонда оплаты труда».

Председатель Володин предложил увязать господдержку с заработной платой. Государство помогает предприятиям дотациями и субсидиями, но при этом не стимулирует выплату зарплаты в белую, ее рос: «Деньги перечисляем, их потом в офшоры перегоняют, заработная плата минимальная, люди от этого страдают. А собственник недобросовестный – по карманам, и отдыхать».

Николай Бурляев отметил, что бюджет по разделу «Культура» и «Кинематография» в 2022 году предлагается такой же, как и в 2021 году – 0,7%. Депутат Бурляев предупредил: Россия нуждается в мощной армии деятелей культуры. И все виды искусства должны иметь достойную поддержку. Вся территория России должна быть прошита новой современной инфраструктурой культуры. Бюджет нашего Минкультуры, по его мнению, должен быть равнозначен бюджету Министерства обороны. Культура – это главная оборона, оборона души. Потеряем душу, потеряем государство.

Михаил Делягин в своей речи сообщил, что эсеры разработали справедливый бюджет развития, ни в чей карман слишком сильно не залезая: дополнительные доходы– 10 триллионов, расходы – 12 триллионов.

«Когда Министерство финансов спрашивают: «Товарищи, а вот эта вот кривая налоговая схема, она зачем?» Ответ: «А мы посоветовались с олигархами. И олигархи нам сказали, что нужно так». Вопрос: мы управляем для народа или для олигархов? Мы здесь по семибанкирщине, выходит, соскучились. Так вот, дефицит бюджета 1,4 триллиона рублей из 18,9 триллиона, которые на 1 октября без движения лежат в федеральном бюджете, больше 17 останется».

Делягин надеется, что даже Министерству финансов этого хватит.

Между тем, за бюджет в первом чтении проголосовали 338 депутатов, 82 были против и 1 воздержался.

Тем не менее, бюджет-2022 стал инструментом разворота власти к народу. Разворот идет тяжело, за тридцать лет резьба заржавела.

Обсуждение проектов бюдтетов-2022 Пенсионного фонда, фондов соцстраха и медстраха прошло еще более жестко.

Председатель правления Пенсионного фонда Андрей Кигим был готов на всё, и даже принял решение приостановить строительство всех зданий, которые сегодня находятся в обсуждении в Пенсионном фонде, чтобы провести проверку.

Ответив на думскую критику, Андрей Кигим сразу после голосования попытался улизнуть. Но председатель Володин был начеку: «Андрей Степанович, а вас никто не отпускал».

Василий Власов припомнил заключение Счетной палаты на бюджет Пенсионного фонда на 2022, 2023 и 2024 годы, там говорится о необоснованных расходах на проведение исследования в области социальной политики в размере 20 миллионов рублей. Депутат попросил пояснить, что это за исследование.

Кигим в ответ сообщил, что основная проблема Пенсионного фонда – это выбор актуарной математической модели. Нужно сделать временные ряды. При переходе на новую пенсионную реформу брали переход по возрастам с полугодий, это все требовалось учесть. Работы были сделаны, отчет за 2020 год такой существовал.

Далее Кигним ловко связал затраты с вопросами депутатов про уменьшение количества пенсионеров.

Поскольку Кигим не представил данные о сокращении числа вновь назначенных пенсий вследствие повышения пенсионного возраста и об увеличении ежегодной убыли пенсионеров, Оксана Дмитриева привела факты. А факты таковы: к концу 2022 года количество получателей страховых пенсий уменьшится по сравнению с началом реформы, с 2019 годом, примерно на 2 миллиона человек. Ориентировочно, половина этого сокращения – за счет повышения пенсионного возраста, а вторая половина – из-за избыточной смертности. При этом никакого опережающего повышения пенсий, что было обещано и народу, и президенту, — нет.

Дмитриева поставила два риторических вопроса: почему при профиците Пенсионного фонда в 2020 году в практически полтриллиона рублей не были проиндексированы пенсии работающим пенсионерам и почему при таком стремительном сокращении числа пенсионеров и продолжительности жизни не ставится вопрос о приостановке пенсионной реформы?

«Нет смысла допрашивать людей, вынужденных работать по законам на основе догматов тоталитарной секты «либералы», – изрек самый умный Анатолий Вассерман и задал самый риторический вопрос: когда мы вернем в правительство ответственность за касающееся практически каждого страхование -медицинское, социальное, пенсионное?

Ответил председатель комитета по труду и социальной политике Ярослав Нилов: «Как только в комитет поступит соответствующий проект закона, за которым комитет будет закреплен, мы его оперативно рассмотрим, и авторов инициативы в соответствии с Регламентом пригласим после процедуры рассылки для рассмотрения по существу, и вынесем на рассмотрение палаты».

Рассердился даже единоросс Михаил Тарасенко:

«Основные принципы страхования давно известны и достаточно просты: богатый платит за бедного и радуется, что он не бедный, здоровый платит за больного и радуется, что он не больной.

Что же происходит у нас? Наша же система построена по большому счету по другому принципу. При оплате дней нетрудоспособности страховые взносы платятся до тех пор, пока суммированный по месяцам заработок не достигнет 966 тысяч рублей, это запланировано на 2022 год, а дальше взносы не платятся.

Где основной принцип? Система построена не на поддержку бедных, а на поддержку богатых фактически. Такая сдержанность по отношению к богатым и приводит к дефициту средств».

Вывод единоросса прозвучал как приговор:

«Заложенная в проект бюджета Пенсионного фонда индексация размера пенсий для неработающих пенсионеров, которая предполагается в размере 5,6 процента, что меньше утвержденного правительством 21 сентября этого года прогноза инфляции в размере 5,8 процента, хотя мы отлично знаем, что даже Минэкономразвития прогнозирует там 7 с лишним процентов — это полностью противоречит объявленной президентом программе борьбы с бедностью».

Почему законопроекты все же поддержали, объяснил журналистам руководитель фракции ЕР Владимир Васильев.

«Власть начинает меняться. Исторически — коль скоро мы все вместе, и я, как старший, в большой степени, чем вы, допустили вот такой вот революционный слом советской системы. А что произошло? Как всегда, хотели как лучше, но получилось как всегда. Мы теперь за это все расплачиваемся. И нам нужно сейчас выстроить правительство, которое действительно работает в интересах людей, о чем постоянно говорит президент. Вот сегодняшний бюджет, сегодняшняя правовая основа наше страны, сегодняшняя непростая мозаика внутри Думы позволяет это делать открыто, на глазах всего нашего народа, публично и эффективно. Поэтому я сегодня пришел на эту встречу, потому что, в который раз буду повторять: рад, что дожил до таких времен. И у нас, а я убедился в этом, работая в Дагестане по поручению президента, мы можем, борясь с коррупцией, улучшать экономические показатели. И мы это будем делать, и сделаем это. Но для того, чтобы начать работу, нам нужно сейчас принять бюджет в первом чтении. И мы будем голосовать с коллегами, чтобы этот бюджет был запущен. А дальше мы его будем улучшать, вступать в полемику, в критику, все это делать публично, с участием правительства, бизнеса, который мы тоже защищаем, чтобы он развивался и давал больше. Все это будет, надеюсь, новой парламентской культурой», – сказал Васильев представителям СМИ, которые должны донести его слова в народ.

Что я и делаю.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x