На чьей стороне Уголовный кодекс?

Закончилась, прояснилась запутанная история с международным розыском Сергея Савельева, оставив горестно-недоуменные вопросы.

Как известно, Савельев, отбывший срок за распространение наркотиков, вынес из колонии и передал правозащитникам 40 гигабайтов видеозаписей с пытками и изнасилованиями заключенных. Объем громадный, а видеоряд нельзя назвать просто страшным или даже шокирующим – он просто несовместим с человеческим сознанием и восприятием.

Материал объемом в 40 гигабайтов – все равно что сотни мегатонных зарядов, подложенных под здание правоохранительной системы. А может быть, и под массовое сознание россиян.

Как только первые ролики появились в интернете, началось что-то непонятное. Савельева выследили сотрудники правоохранительных органов, побеседовали в полуофициальной обстановке, предупредили, что с ним теперь будет, оформили какие-то бумаги с подпиской о сотрудничестве и — …отпустили. Он улетел в Белоруссию, оттуда в Турцию, затем во Францию, где попросил политическое убежище.

Непонятные, можно сказать, загадочные действия власти продолжились. 23 октября 2021 года МВД объявило Сергея Савельева в федеральный розыск. «Основание для розыска: разыскивается по статье УК», — сообщалось на сайте ведомства.

Как-то странно – не указано, по какой статье Уголовного кодекса.

Все это вместе – и позволение улететь за границу, и непонятный розыск – вызвало предположения, что разыгрывается некая операция прикрытия. Дескать, Савельеву специально дали скрыться за границей, можно сказать – вынудили, чтобы не арестовывать, потому что тогда придется судить, а на суде вскроется, будет предана широкой огласке вся история с систематическими пытками и изнасилованиями в колониях страны. Ну, а в розыск объявили, дабы показать: мол, блюдем и бдим… К этой версии склонялся и сам Сергей Савельев.

Более того, 25 октября уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, генерал-майор полиции Татьяна Москалькова в эфире радиостанции «Вести ФМ» заявила на всю страну:

«Этот человек нужен для расследования, потому что он является главным свидетелем, который фиксировал эти факты, он может обладать той информацией, которая будет полезна для глубокого, всестороннего, объективного наказания виновных. Человек, который проявил смелость в том, чтобы противостоять вот этому уродливому явлению».

То есть не просто главный свидетель, а герой.

Увы, через три дня Сергея Савельева заочно арестовали и объявили в международный розыск в связи с тем, что против него возбуждено уголовное дело по статье 272 УК РФ. В сообщении МВД говорится: «Осуществил неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации… После чего передал указанную информацию третьему лицу в целях ее распространения в СМИ».

Уголовное дело и заочный арест Савельева вызвали соответственную реакцию в СМИ и среди юристов.

Во-первых, юридическая квалификация «неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации» означает, что видео истязаний заключенных ставят под охрану закона. Но истязания, пытки – это уголовное преступление, предусмотренное статьей 117 УК РФ. То есть получалось, что под охрану закона ставят и сам факт преступлений, и информацию о преступлениях?

Во-вторых, «неправомерного доступа» не было. Савельева как программиста привлекла к работе с видеозаписями администрация колонии.

В-третьих, помимо статьи 272 «Неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации» в УК РФ есть статья 39 – «Крайняя необходимость». Часть 1 определяет:

«Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости».

Действия Савельева целиком и полностью укладываются в эту статью. Он увидел и принял меры «для устранения опасности», которая угрожает правам граждан, «интересам общества или государства».

Таким образом, заочный арест и уголовное дело против Савельева расцениваются юристами и обществом как поощрение садистов в системе Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН), как укрывательство их преступлений.

Другой пример: Роскомнадзор потребовал от YouTube заблокировать видео с рассказом бывшего заключенного о пытках в иркутском СИЗО. 27 октября ссылку на видео внесли в реестр запрещенных сайтов.

Зачем и для чего это делается? Чтобы сказать стране и миру: пытки, извращения, изнасилования у нас защищаются государством? Ведь так получается, только такой вывод и можно сделать из происходящего. Как после этого граждане будут относиться к своему государству?

На одном из интернет-телеканалов (внесенном Минюстом в список организаций, выполняющих функции иностранного агента) на этой неделе планируется выход в эфир фильма о пытках заключенных в туберкулезной больнице ФСИН. Помимо материалов Савельева, там будут видеосвидетельства еще из четырех колоний, недавно переданные правозащитникам. Какой будет реакция — посмотрим.

Сергей Баймухаметов.