Если Египет войдет в состав России, начнутся перебои с картошкой?

Это как же надо хозяйствовать на земле, что дешевле завозить картофель и горох из Африки, чем выращивать их на наших просторах…

300 лет назад Сенат объявил Россию Империей. Так совпало, что именно в эти юбилейные дни бывший главный идеолог российской внутренней политики Владислав Сурков обратился не столько к имперскому прошлому, сколько к имперскому будущему России, Да, Сурков давно уже не у дел и выступает лишь с теоретическими размышлениями, но они неизменно оказываются в центре внимания публики.

В статье для «Актуальных комментариев» он отмечает, что имперское развитие не хорошо или плохо, «это физика». Вроде как естественный ход событий:

«И Россия получит свою долю в новом всемирном собирании земель (вернее, пространств), подтвердив свой статус одного из немногих глобализаторов, как бывало в эпохи Третьего Рима или Третьего Интернационала».

Сурков подчеркивает, что на протяжении веков наше государство с его «суровым и малоподвижным политическим интерьером» сохранялось исключительно благодаря стремлению за собственные пределы:

«Для Россия постоянное расширение не просто одна из идей, а подлинный экзистенциал нашего исторического бытия».

Но буквально через несколько строк Сурков объясняет, что имперское расширение – способ решения внутренних проблем.

«Социальная энтропия очень токсична. Работать с ней в наших домашних условиях не рекомендуется. Ее нужно выносить куда-нибудь подальше. Экспортировать для утилизации на чужой территории… Имперские технологии эффективны и сегодня, когда империи переименованы в сверхдержавы. Крымский консенсус — яркий пример консолидации общества за счет хаотизации соседней страны».

Откровеннее – некуда.

А что далее?

Есть наивный вопрос: а нельзя ли с «социальной энтропией» бороться другими способами? Например, благоустраивая жизнь внутри страны? Не стремясь никуда за пределы. Условно говоря, развивать экономику, науку, производство, чтобы все жили богато и счастливо?

Но это вопрос почему-то не входит в систему взглядов Суркова и многих, многих других радетелей и певцов всемирного могущества России, почему-то прежде всего военного, устрашающего. И нельзя не сказать, что эти настроения находят отклик у определенной части населения.

Потому оставим этот вопрос нам, обывателям, мечтающим о какой-то там хорошей, спокойной жизни. И обратимся к самым что ни на есть мелочам быта, пропитания.

Крымский консенсус, упомянутый Сурковым, случился в 2014 году. Тогда же страны Запада отказались поставлять нам дешевое продовольствие. В стране началась кампания по импортозамещению.

Само по себе и выражение, и кампания выдавали и выдают вопиющее несоответствие здравому смыслу. Почему Россия – страна с крупнейшей в мире пашней, с богатейшими на планете Земля природными ресурсами до сих пор зависит от импорта продовольствия?

Однако оставим и этот вопрос — он тоже не входит в систему теоретиков нашего государственного величия.

Итак, прошло 7 лет «импортозамещения». Журналисты недавно спросили депутата Госдумы Рената Сулейманова, члена комитета Госдумы по аграрным вопросам, почему Россия закупает картофель и овощи в Египте и других странах.

«Себестоимость сельхозпродукции будет ниже, если закупить ее в Египте или в другой стране, чем произвести у нас. По этой причине большое количество картофеля завозится из-за рубежа, — ответил он. — В нашей стране система потребкооперации, занимавшаяся заготовкой, разрушена, а на селе людей становится всё меньше… Есть проблемы с овощами, и мы видим, как на них растут цены. В производстве говядины и молока мы сильно отстаем даже от показателей Советского Союза. Для полного обеспечения страны собственной продукцией нужно решить вопрос проблемы в отрасли сельского хозяйства… увеличивать газификацию территорий, решать социальные проблемы, выравнивать заработную плату в селе и в городе».

В общем и в целом — это как же надо хозяйствовать на земле, что дешевле завозить картофель и горох из Африки, чем выращивать их на наших просторах?

А теперь совместим высказывания бывшего руководителя Управления внутренней политики кремлевской администрации Владислава Суркова и ныне действующего депутата-агрария Рената Сулейманова.

С одной стороны, глобальное имперское расширение, всемирное собирание земель, Россия – Третий Рим. «Социальная энтропия» выносится за пределы страны для утилизации на чужой территории… Крымский консенсус — яркий пример консолидации общества за счет хаотизации соседней страны.

С другой стороны — мы завозим картошку из Египта.

В таких условиях, если условный Египет войдет в состав России, там тоже начнутся проблемы с производством картошки и перебои с поставками ее в Москву и другие регионы Третьего Рима.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ