Константин Косачёв: Если вы не сидите за столом переговоров, значит, вы в меню

Сегодня озабоченность Кремля вызывает проведение 9 — 10 декабря виртуального форума демократии. Команда Путина принимает доступные меры социальной инженерии на уровне международного слоя публичной власти с целью противодействия аналогичной политике Вашингтона против России. 

На форум «Саммит за демократию» США приглашено 110 стран. В том числе Индия, которая как одна из крупнейших стран мира и партнер России входит в обе орбиты, как Москвы, так и Вашингтона.

Будет и Турция, лидер которой, спасенный Россией от переворота, ведет двуручную игру. Так, Эрдоган заявил о намерении выполнить роль посредника между Киевом и Москвой по Минским соглашениям. Это при том, что Москва не является стороной конфликта, а Киев под одобрение ЕС Минские соглашения похоронил. Президент Зеленский не собирается проводить выборы в Донбассе и вносить поправку о его особом статусе в конституцию Украины. Вместо этого он намерен создать в Донбассе военно-гражданскую администрацию, то есть ввести войска. Кстати, приглашение на форум Украина, естественно, тоже получила.

Проигрышность кремлевской политики в том, что социальная инженерия deep state присутствует повсеместно, в том числе на мероприятиях, проводимых по инициативе и под патронатом России. Например, на прошедшей в Мадриде 143-й сессии Межпарламентского союза. Там случаются точно такие же нападки Украины и Грузии, что и в ПАСЕ.

В то же время мероприятия под эгидой США доступны только их сторонникам, в основном, из числа противников России. Принцип универсальный: например, представители ВШЭ присутствуют практически на всех мероприятиях, но на мероприятия ВШЭ открыт доступ только для носителей принятых там подходов.

Зампред СФ Константин Косачёв считает разборки на межпарламентских встречах потерей времени. Хуже то, что из-за ставшего привычным приема задержки в выдаче визы на сессию Межпарламентского союза (МПС) не попал глава белорусской делегации. А на самой сессии попытались напасть на Белоруссию с помощью вброса срочных дебатов по миграционному кризису, причем в западном понимании сваливания вины на Белоруссию.

По словам Косачёва, идеологическое нападение на Белоруссию удалось предотвратить. Однако и в дискуссии по вакцинации не обошлось без продвижения коммерческих интересов производителей Pfizer, для чего любыми способами производится торможение регистрации Sputnik-V.

Все это и еще много более того обсуждалось в СФ сначала на комиссии Андрея Климова 29 ноября с участием замминистра иностранных дел Сергея Рябкова, затем на 513-м пленарном заседании СФ 1 декабря в формате правительственного часа с участием министра иностранных дел Сергея Лаврова.

Слушая дискуссию, начинаешь убеждаться, что главная причина проигрыша Кремля в противодействии наглой и хамской политике Вашингтона в том, что deep state, пронизывая весь мир, разными способами, включая Китай и Северную Корею, в России в значительной степени управляет внутренней политикой.

Подчеркиваю – не вмешивается, а управляет.

Это видно и по бюджету-2022, который принят СФ в итоге дискуссии в тот же день. Хронические вопросы звучат одни и те же с одинаково неубедительными ответами о сочетании заимствований и профицита, повышения ключевой ставки ЦБ со сжатием денежной массы, отсутствии у большинства регионов доходной базы и стимулов ее создания.

К хроническим добавилась острая инфекция скачка цен. Под угрозой исполнение даже законтрактованных объектов. Попытка распределить субсидии регионам заранее привела к снижению объема свободных средств, которыми регион может распоряжаться самостоятельно. Как всегда после повышения МРОТ, у регионов нарастают проблемы с исполнением Майских указов президента в части зарплат. Соответственно, растет совокупный региональный долг.

Министр финансов Антон Силуанов все проблемы знает и под давлением палат Федерального Собрания пытается решать. Однако он не в силах изменить генеральное обязательство по изъятию ресурсов из экономики для предотвращения развития страны.

Бюджет-2022 стал единственным законом из двух десятков, который в этот день обсуждался. Остальные законы сенаторы приняли практически молча.

Если внимательно слушать Константина Косачёва, становится понятно, что в США проблемы с бюджетом больше, чем в России, но они чисто внутреннего характера и связаны со спором между носителями глобальных амбиций и сторонниками разумного подхода. В США нет лоббистов интересов России, включая те случаи, когда голос России совпадает с голосом собственного разума, присутствующего в США.

Лоббисты интересов WASP присутствуют, повторяю, повсеместно. Поражает воображение, насколько много людей в том же СФ выражают несобственные интересы, противоречащие национальным.

Например, сенатор от Ульяновской области Айрат Гибатдинов на заседании комитета СФ по науке, образованию и культуре требовал отклонить законопроекты о QR-кодах. Председатель комитета Лилия Гумерова, опытный парламентарий, не вступая в спор, попросила его стать примером разъяснительной работы в части применения QR-кодов.

Федеральному Собранию, и особенно его верхней палате, содержательная дискуссия в таких темах не под силу. Я уверен, как только Pfizer запустят в Россию — а это представляется неизбежным после повышения пенсионного возраста и НДС, — закончится вся буза вокруг Нюрнбергского кодекса, QR-кодирования людей и непроверенности вакцины Sputnik.

Россия всегда жертвовала интересами собственного народа ради интересов мира и спокойствия в мире. Тут никакого know-how Путина нет. Россия не практикует шантаж и угрозы, надежных союзников у нее нет, и поддержка ее политики обходится стране очень дорого. Один Китай чего стоит, что невозможно оценить ни в цифрах, ни в приличных выражениях.

Возвращаясь к главной теме, я должен отметить, что после зачистки СФ осталась сенатор Людмила Нарусова, которая открыто говорит, что думает.

На правительственном часе Нарусова выступила дважды. Указала министру Лаврову на риторику его пресс-секретаря, унизительную для глав других государств и недостойную великой державы. Риторика не выглядит конструктивной.

Понятно, Нарусова имеет в виду официального представителя МИД, харизматичную Марию Захарову.

Также Нарусова попросила Сергея Лаврова прокомментировать заявление Лукашенко о возможности размещения в Белоруссии ядерного оружия.

Сергей Лавров сказал, что воспринимает это как предостережение. Он обратил внимание на заявление генсека НАТО Столтенберга: если Германия не хочет, передвинем ядерное оружие на Восток. С ним что-то случилось. США планируют разместить ядерное оружие в Польше и Румынии в нарушение режима нераспространения.

Косачёв же вполне откровенно указал на ошибки русской дипломатии 90-х годов, когда верили на слово и не удосужились перенести договоренности с США на бумагу. С тех пор круг сторонников Штатов искусственно расширяется.

На пленарном заседании Косачёв привел образный пример: «Если вы не сидите за столом переговоров, значит, вы в меню».

Еще он совершенно справедливо указал, что российская политика набирает все больше сторонников и партнеров. Это действительно так. Собеседники российских сенаторов на международных мероприятиях говорят совсем не то, что отрабатывают с трибуны, и все больше жалуются на диктат.

В Межпарламентский союз входит 179 стран, почти все из 193 участников ООН. В 143-й сессии МПС очно участвовало 120 стран. Это больше приглашенных на вашингтонский саммит демократии. Госдеп насчитал 110 стран, удовлетворяющих его критериям демократии. Реально следуют политике Вашингтона 35 из 193 стран ООН.

Вашингтон, а точнее, deep state второй десяток лет ведет политику сворачивания самостоятельной и ответственной публичной власти, дипломатического и парламентского диалога, корреспондентской информирующей журналистики, наблюдения на выборах. Наращивание теневой безответственной диктатуры, в том числе в форме метажурналистики mainstream media позволяет просто объявлять информацию fake-news и подменять ее заготовками post-truth и deep fake.

В этой политике стало нормой инкриминировать России собственные действия. Надо думать, Кремль взволновался не столько из-за самого форума демократии, сколько из-за попытки с его помощью завербовать больше сторонников и заручиться поддержкой планируемой войны с Россией посредством Украины.

Расклад простой: Германия полезна, а Украину, Польшу и Румынию не жалко. Попытка переворота в Белоруссии вернула Лукашенко в объятия Путина, однако сам по себе миграционный кризис против Польши не мог состояться без определенной послушности Лукашенко планам Вашингтона.

Все в мире срежиссировано, включая высказывания Столтенберга и Лукашенко, выступления в СФ Рябкова и Лаврова.

Момент истории, и вправду, опасный. Вашингтон загнал себя в тупик и выход видит только в открытой войне. Отсюда нарастающий поток провокаций и ответная установка Лаврова не истерить и не поддаваться.

Предыдущая попытка войны была предотвращена разменом на отказ от признания ДНР и ЛНР. То есть фактически ситуацию подвесили в неопределенности при надеждах каждой стороны на реализацию своих планов.

Вашингтон тиражирует мантры об агрессивности России. Москва с той же настойчивостью отвечает мантрами о равноправии, отсутствии ведущих и ведомых в патронируемых ею структурах. По факту — неправда и то и другое.

Приватные встречи парламентариев выявляют не только недовольство западных коллег диктатом Вашингтона, но и тот факт, что многие парламенты не справились со своей миссией в условиях пандемии, ограничили и свернули работу. В России этого не произошло. Данный момент не первый в части парламентаризма или избирательных процессов, когда другим странам приходится имплементировать у себя прогрессивные российские модели.

Выступления в СФ Сергея Рябкова и Сергея Лаврова с разницей в два дня содержали одну и ту же схему, отраженную в одинаковых выражениях оценку предстоящего «форума демократии» как междусобойчика.

Константин Косачёв в своем выступлении отметил, что прошедший правительственный час — необычный. Разговор идет о том, где находится Россия в современном мире. Что сделано за 30 лет. Мир получился не таким, как видели его наши предшественники 30 лет назад. Мы находимся в противофазе. Мир получился другим потому, что его активно толкают в противоположном направлении.

Должен отметить, что без России мир давно бы был там, куда его упорно толкают, причем вместе с толкателями. Что такое это «там», каждый может обозначить на той мове или фене, на которой предпочитает балакать или ботать.

Лев Московкин.