Чего мы боимся?

С 1 декабря вступает в силу закон «о лицах, находящихся под иностранным влиянием». Оснований, по которым гражданин может быть зачислен в реестр «иностранных агентов», становится все больше и больше.

Государственная Дума, в Госдуме

В общем и целом, «под иностранным агентом понимается лицо, получившее поддержку и (или) находящееся под иностранным влиянием в иных формах». Какую поддержку? Если материальную — еще более или менее понятно. А если «моральную»? Как ее определить?

Тогда получается «лицо, находящееся под иностранным влиянием в иных формах». Каких иных? Чтение иностранных книг и газет, просмотр иностранных фильмов, общение со знакомыми, проживающими вне пределов РФ?

В законе есть что-то вроде попытки уточнения: «Под иностранным влиянием, указанным в части 1 статьи 1 настоящего Федерального закона, понимается предоставление иностранным источником лицу поддержки и (или) оказание воздействия на лицо, в том числе путем принуждения, убеждения и (или) иными способами». Подкупали, принуждали, запугивали, может, даже били, грозили пытками, шантажировали — это более или менее ясно. Но какими «иными способами»? Ведь под любой «иной способ» можно подвести что угодно. И нате пожалуйста, вы — «иностранный агент».

То есть имеются очень широкие, практически неконтролируемые  возможности произвольного толкования и применения закона. Вероятно, именно поэтому он пролежал под сукном (принятый Госдумой и одобренный Советом Федерации) полгода. Но сейчас подписан, вступает в силу с 1 декабря.

Также с 1 декабря вступает в действие Приказ ФСБ «Об утверждении Перечня сведений в области военной, военно-технической деятельности Российской Федерации, которые при их получении иностранными источниками могут быть использованы против безопасности Российской Федерации». Важно то, что все эти сведения НЕСЕКРЕТНЫЕ, НЕ ОТНОСЯТСЯ К ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТАЙНЕ. Документ — на 11 страницах. Первый пункт гласит: «Сведения об оценке и прогнозах развития военно-политической, стратегической (оперативной) обстановки».

В принципе, этого первого пункта уже более чем достаточно. Например, для того, чтобы закрыть все комментарии в газетах, а пуще того — передачи ТВ. Даже самые-самые лояльные телеканалы, которые не только поддерживают, но и широко пропагандируют решения власти. Ведь на этих каналах постоянно рассуждают о геополитике, дают «оценку стратегической обстановки». Значит, закрыть?

Полагаю, все эти и другие действия вызваны совершенно непонятным мне страхом и убежденностью (?!), что «Россия проигрывает информационную войну». Высказывания чиновников, политиков, заголовки СМИ — панические:

«Наша пропаганда: что с ней не так?», «В чем мы проигрываем? Слабое место пропаганды», «Почему государственная пропаганда проигрывает?», «Провал российской пропаганды». И т. п. Недавно депутат Госдумы генерал Андрей Гурулев предложил создать специальное ведомство в рамках правительства:

«То, что касается информационной войны. Конечно, можно кричать, что мы сильно проигрываем. Основная проблема, по моему мнению, — отсутствие единого управления этой темой. Я бы вообще создал, честно говоря, министерство информации и пропаганды… Вплоть до фейкомета. Надо работать теми же средствами, какими они работают с нами. Здесь чего стесняться-то?»

То есть предложил будущему (по его замыслу) министерству распространять ложные сведения? А также сказал, что выводы об информационной войне можно сделать на примере его родного Забайкалья: там уровень доверия к президенту составляет более 70%.

Все это более чем странно. Во-первых, массовость и наступательность российской пропаганды очевидны. Все государственные и провластные каналы ТВ чуть ли не круглосуточно вещают о наших успехах и происках врагов. Пример действенности — далеко и не только Забайкалье с уровнем доверия к президенту более 70%. Можно сказать, что Забайкалье «отстает».

По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) на 25 ноября, уровень доверия президенту Путину по всей России составляет 78,7%, его деятельность одобряют 75% россиян. Такие рейтинги ни одному президенту и премьер-министру стран Запада не снились и в райских снах. Тогда чего боится власть? Почему наращивает и наращивает запретительные меры, расширяет список «иностранных агентов»? В реестре на 25 ноября — 62 физических лица. Почему в определенных кругах говорят, что «российская пропаганда проигрывает»?

Неужели кто-то думает, что 62 человека, ограниченных к тому же в некоторых правах и действиях, могут сбить с пути 145-миллионный народ? С его уровнем доверия к власти в 78,7%.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

 

 

Государственная Дума, в Госдуме
Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Надежда
Надежда
1 месяц назад

Зная как наши исполнительные и правоохранительные органы умеют находить даже то, чего нет, уже стоит начинать бояться на всякий случай. Закон приняли, толком ничего не прописали в нем, трактуй его теперь как хочешь. Уже не первый раз и опять на «те же грабли».  

Ирина
Ирина
1 месяц назад

Иноагентов и правда становится все больше, список растет. Скоро он будет просто бесконечным. 

2
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x