Андрей Нечаев: Прогнозировать курс рубля — дело неблагодарное

Центробанк, банк России, здание, снижение ставки ЦБ. Фото Ольги Давыдовой

Появилась надежда, что после снижения ключевой ставки рынок кредитования начнет оживать. Такое мнение в ходе пресс-конференции в ОСН высказал президент Ассоциации российских банков, академик РАН Гарегин Тосунян в связи с решением ЦБ РФ о снижении ключевой ставки до 11% годовых.

Решение о снижении ставки до 11% было принято на внеочередном заседании совета директоров Банка России 26 мая. В качестве его обоснования указывалось на замедление инфляции, укрепление рубля и снижение кредитной активности. В следующий раз вопрос о размере ключевой ставки будет обсуждаться 10 июня.

В конце февраля Банк России поднял ключевую ставку более чем в два раза — до 20%, чтобы попытаться сдержать рост цен и падение курса рубля. Так что не исключено, что снижение ставки, «оживив» экономику, в качестве побочного эффекта может привести к опять же росту цен и понижению курса рубля.

Как отметил Гарегин Тосунян, какое влияние окажет на рынок кредитования понижение ключевой ставки, пока оценить сложно, но можно точно сказать, как повлияло на него повышение до 20%:

«Рынок кредитования в марте практически умер. В апреле он начал чуть-чуть оживляться, но это оживление пока не очень значительное, потому что до этого в разы упало кредитование, в разы упали одобрения сделок. Также по понятным причинам упало количество заявок на получение кредитов, потому что когда ключевая ставка взлетела до 20% и по рекомендации ЦБ банки были вынуждены резко поднять проценты по депозитам, предлагать кредиты по ставке ниже 25 — 30% они не могли. Заемщикам на таких условиях брать кредиты было не интересно. Банкам тоже было не интересно давать кредиты по таким высоким ставкам, потому что даже если кто-то и готов был брать такие кредиты, банки очень жестко оценивали риски, связанные с заемщиками. Понятно, что такую высокую доходность, чтобы платить по 30%, нормальный бизнес давать не может. Но ЦБ РФ довольно быстро воспринял сигнал от рынка, так как он сам понимал последствия повышения ставки до 20% и, возможно, делал это умышленно, чтобы на какое-то время «заморозить» рынок для того, чтобы преодолеть шоковое состояние самому и приостановить волну паники на рынке. Паника была и по снятию денег, и по поиску возможностей получения кредитов в надежде на то, что потом необязательно будет их возвращать. Так что «замирание» рынка в марте я не могу сказать, что было чем-то оправдано, но объяснимо».

По мнению Гарегина Тосуняна, снижение ставки рефинансирования сначала до 17%, потом – до 14%, а теперь – до 11%, и тем более обещание, что эта тенденция продолжится, дает шанс на то, что и банки начнут активизировать свои кредитные предложения, и заемщики под этот процент даже в нынешней сложной ситуации пойдут заимствовать, потому что у бизнеса возникло множество проблем и без займов выжить будет тяжело:

«Когда речь идет уже о кредитных ставках на уровне 12 — 15%, еще можно найти тех, кто в состоянии такие ставки обслуживать. Так что есть надежда, что рынок начнет оживать. Что касается инфляционных ожиданий, то, откровенно говоря, я не совсем понимаю, откуда берутся столь оптимистичные ожидания. Хотелось бы поверить в цифры, которые называются: говорится, что инфляция в будущем году снизится до 5 — 7% и вернется к 4% к 2024 году. Откровенно говоря, сейчас делать прогнозы даже на ближайшие 3 — 6 месяцев очень тяжело, а прогнозировать снижение инфляции к 2024 году до 4%?! Ну, дай Бог, что называется… Но, по крайней мере, инфляция по апрелю составила 17,8%, как это заявил ЦБ РФ, и замедлилась на 20 мая до 17,5%. Дай Бог, чтобы и далее это было в таком же позитивном ключе».

То, что происходит с национальной валютой, по словам Гарегина Тосуняна, тоже вызывает большие вопросы:

«Высокая волатильность – это один из самых неприятных признаков для рынка, так как в таких условиях очень трудно что-то прогнозировать. Когда рубль укрепился до 57 рублей за доллар, у всех возникал вопрос, а за счет чего он укрепился. Точнее, почему тогда до этого он ослаб до 120 рублей за доллар? Почему мы допустили такие скачки? Вообще, я всегда подчеркиваю, что устойчивость национальной валюты – это один из важнейших факторов национальной экономики. Недопущение «болтанки» курса национальной валюты — это важнейшая задача, которая закреплена законодательно».

По мнению второго участника пресс-конференции — бывшего министра экономики РФ Андрея Нечаева, поэтапно снижая ставку рефинансирования, ЦБ хочет продемонстрировать, что ситуация взята под контроль:

«Ну, наверное, отчасти так оно и есть, хотя ставка даже после ее снижения всё равно остается беспрецедентно высокой. Она была высокой и до всех этих событий: 9,5% — это ставка для многих видов бизнеса, мягко говоря, обременительная. Поэтому я не думаю, что после снижения ключевой ставки до 11% нас ждет какой-то бум кредитования, хотя постепенно оно начнет восстанавливаться».

Говоря о рекордном укреплении рубля, которое наблюдалось в последнее время, Андрей Нечаев подчеркнул, что оно чрезвычайно некомфортно для наших экспортеров и российского бюджета, потому что валютная выручка конвертируется в рубли по этому курсу (в рамках обязательной продажи валютной выручки), и бюджет недополучает деньги:

«По последним опубликованным данным Минфина, расходы по статье «национальная оборона» выросли в 2,5 раза (что и логично, с учетом военной спецоперации); плюс абсолютно необходимый рост расходов по статье «национальная экономика», для того, чтобы в условиях санкций поддержать каким-то образом отечественного производителя и импортозамещение. В результате, впервые за довольно продолжительный промежуток времени, в апреле российский бюджет стал дефицитным. Поэтому было очевидно, что финансовые власти должны принимать решения, которые бы способствовали ослаблению рубля, что они и делают».

Однако несмотря на все эти очевидности, предсказать, что дальше будет с курсом национальной валюты, невозможно. Отвечая на вопрос о дальнейшей «судьбе» рубля, Андрей Нечаев напомнил слова Егора Гайдара о том, что в России прогнозировать курс рубля – занятие чрезвычайно опасное для профессиональной репутации экономиста. Так что как спасти свои сбережения, если у вас они, конечно, есть, как говорится, думайте сами, решайте сами…

Сергей Ишков.

 Фото Ольги Давыдовой

 

Читайте также

Эксперты оценили перспективы рынка ценных бумаг

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Ирина
Ирина
1 месяц назад

Вообще как-то нелогично: рубль укрепляется, а импорт дорожает, хотя по идее, так не должно быть. Думаю, что рубль так и будет стоить 60-70 рублей — к этому мы уже привыкли. Хотя да, прогнозы — дело неблагодарное.

1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x