Экономист Владислав Жуковский: Центробанк снижает ключевую ставку не от хорошей жизни

Разумное решение, смягчающее предыдущие удары. Так президент Ассоциации российских банков, академик РАН Гарегин Тосунян в ходе пресс-конференции в ОСН оценил решение ЦБ РФ, принятое на заседании Совета директоров 22 июля 2022 года, о снижении ключевой ставки с 9,5% до 8%. Но не все эксперты с ним согласны.

снижении ключевой ставки
Фото Ольги Давыдовой

По мнению Гарегина Тосуняна, решение ЦБ РФ от 28 февраля 2022 года о подъеме ключевой ставки до 20% было большой ошибкой:

«Из-за этого рынок на некоторое время замер. Чтобы его оживить, в апреле было принято решение о снижении ставки рефинансирования до 17%, в мае – до 14%, а потом – до 11%. В июне ставка была снижена до 9,5%. И вот в июле снижение продолжилось до 8%. Мне кажется, что это разумное решение, смягчающее предыдущие удары, потому что рынок начал оживать, начал реагировать на эти снижения. <…> Ведь финансовый рынок очень зависит от уровня ключевой ставки. Я надеюсь, что положительные эффекты от снижения мы будем иметь, хотя такая волатильность ключевой ставки, конечно, не очень радует».

Теперь, по словам президента Ассоциации российских банков, остается надеяться на адекватную реакцию участников рынка на правильное решение Центробанка:

«Тем более что многие банки свои процентные ставки по привлечению уже серьезно снизили: максимальная ставка по вкладам сейчас от 10% до 8% и может в ближайшее время опуститься и ниже. А ставка по краткосрочному кредитованию в мае для физлиц была 25%, это запредельная ставка. Даже долгосрочные кредиты в этот период выдавались под 15%. И, конечно, при таком уровне кредитных ставок (а всё зависит от ключевой ставки), конечно, экономика не могла нормально развиваться. Надеюсь, теперь отыграем в другую сторону».

Говоря об ожиданиях положительных эффектов от поэтапного снижения ставки рефинансирования, Гарегин Тосунян отметил, что в высоком уровне ее волатильности ничего хорошего нет:

«Давайте посмотрим на динамику с 2014 года, когда ключевая ставка поднялась почти до 17%. Потом она снизилась до 4,5%, даже 4,25% какой-то период была. Потом опять взлет. Такая высокая волатильность очень негативно влияет на рынок, создает его неустойчивость. Это очень сильно влияет и на волатильность самого рубля, на его стоимость по отношению к другим валютам. Я считаю, что такие колебания по каждому из финансовых показателей (тем более, управляемых показателей) очень негативно влияют на устойчивость рубля, а устойчивость рубля – это один из важнейших факторов привлекательности или непривлекательности для инвестиций».

К сожалению, как уточнил президент Ассоциации российских банков, если говорить об актуальном состоянии российской экономики, высокая волатильность рубля создает не очень привлекательную ситуацию для инвестиций:

«Только в первом квартале этого года был отток капитала 64 млрд долларов, я думаю, что за второй квартал цифры будут не только сопоставимы, но могут быть и больше. Причем, для сравнения, в 2021 году отток капитала был 17,5 млрд. долларов. <…> Мне непонятно, зачем уходить в другую валюту, когда можно сделать рубль устойчивым и привлекательным, а через рубль станут привлекательными и инвестиции в нашу экономику. Наши финансовые власти почему-то пока не дозрели до понимания того, что устойчивый и привлекательный рубль — это самый главный драйвер развития экономики».

Еще один участник пресс-конференции в ОСН — член президиума Столыпинского клуба, экономист Владислав Жуковский считает, что очередное снижение ключевой ставки, прежде всего, стало вынужденной мерой, обусловленной тяжелой ситуацией, в которой оказалась российская экономика:

«Я думаю, что это снижение ключевой ставки не от хорошей жизни, а от того, что ситуация в экономике хуже, чем то, что мы видим в официальных отчетах Росстата. Но даже те цифры, которые показывает Росстат, выглядят удручающе: по итогам первого квартала видно, что 20 миллионов 900 тысяч человек с доходами ниже границы бедности, по итогам второго квартала информации пока нет, но очевидно, что ситуация будет не лучше, а хуже. Спад по промышленным предприятиям тоже огромный: 97% составило падение выпуска автомобилей, 77% — падение выпуска автобусов, спад производства двигателей — 65%, бытовой техники — от 70%. Экономика встает колом без импортных комплектующих и расходников, а оборотного капитала по большому счету нет, потому что при оборотном капитале по стоимости от 15% до 25% годовых никакого оживления в бизнесе быть не может».

То, что сейчас делает Центробанк, по мнению Владислава Жуковского, является экстренной попыткой влить «в дышащую на ладан» экономику хоть какие-то кредитные ресурсы, а не мерой, продиктованной замедлением инфляции, переоценкой «глубины» спада российского ВВП и улучшением прогнозов на будущее, как это преподносится в официальных заявлениях. Ведь даже по обновленному, оптимистичному прогнозу ЦБ, российская экономика по итогам года снизится на 4 — 6%, а в 2023 году ВВП может просесть еще на 1 — 4%, и, может быть, если очень повезет, к 2024 году прирост ВВП может составить 1,5 — 2,5%.

Сергей Ишков.

Центробанк, банк России, здание. Фото Ольги Давыдовой
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x