В чем сила журналистики? В маркетинге и тимбилдинге

События, описанные в этом фельетоне, не имеют ничего общего с действительностью, ни у одного персонажа нет реального прототипа.

карикатураМаксим Должанский.

Поздним вечером, когда даже уши у стен уже спали, декан факультета имени журналистики Пантюхина тихо проскользнула в кабинет ректора Университета имени образования Огородникова.

— Вот и доигрались, — прошептала Пантюхина, — у нас на факультете опять завелся профессионал.

— Как так?! — тихо вскричал ректор. — Мы же всех уже вытравили.

— Всех да не всех. Лихоборский снова по коридорам бродит, лекции читает.

— А что вам не нравится? Он же безобидный. Как декан вы его вполне подло, втихаря, за спиной подсидели, он и глазом моргнуть не успел. Должность ваша, а так-то — пусть бродит, лекции читает.

— Да ни за что! Он же и в газетах работал, и на телевидении работал, в этом разбирается, а в этом — и вовсе ас из асов. И как будут выглядеть на его фоне педагоги, которых я мучительно собирала? А ведь они маркетологи и экономисты, химики-технологи и товароведы. Ни черта в журналистике не смыслят, да это и не нужно. Да и сама я рекламщица, мне ближе кафедра надувательства и карьеризма, в смысле — рекламы и общественных связей. Студенты — простофили, ничего не поймут, а Лихоборский возьмет да и на чистую воду всех нас выведет. К тому же сто часов Лихоборского очень нужны Есении Леонардовне, чтобы закрыть нагрузку и получать полную зарплату.

— А это еще кто?

— Завкафедрой имени журналистики. Экономист, психолог и переводчик в одном лице. Ну, и пусть журналистику попреподает. Какая разница, кто ее преподавать будет? Переводчик, химик-технолог или товаровед? Все равно никто из них про журналистику ничего не знает. Зато — Есения Леонардовна научилась скачивать презентации из интернета.

— Это полезный навык, — ректор задумался. — Да, вы правы, профессионала надо вытравить, а то он вам на факультете имени журналистики всю систему образования порушит.

— Спасибо. Но хотелось бы сделать это максимально подло, гадко и низко. Чтоб у него даже мысли не возникло когда-нибудь к нам вернуться.

— Ну, разумеется. Делайте, как вы любите и умеете.

Следующее занятие у студентов вела уже Есения Леонардовна. Прямо с порога она слегка озадачила ребят, кратко ознакомив их со своей трудовой биографией.

— Я по образованию экономист, психолог и переводчик. Но, поскольку в этих областях достигла уже таких высот, что стремиться некуда, решила вот попреподавать вам журналистику.

Любому человеку перевод на русский язык этого словесного па предельно ясен: поскольку из меня не получилось ни экономиста, ни психолога, ни переводчика, я решила заняться самым простым делом: преподавать журналистику. Студенты смысл сказанного уловили. И у них возник внутренний вопрос: а почему Есения Леонардовна должна учиться учить журналистике за наш счет, а не за свой?

Возникла еще одна проблема. Оказалось, что вчерашние школьники, прослушав пару лекций Лихоборского, уже разбираются в журналистике немного лучше, чем Есения Леонардовна. На любой вопрос, возникающий по ходу просмотра скачанных из интернета презентаций, у Есении Леонардовны было только два варианта ответа: 1. Об этом мы будем говорить позже; 2. Это можно легко загуглить.

И тогда студенты пошли к ректору с простой просьбой: а давайте главный предмет — основы журналистской деятельности — будет вести у нас журналист-профессио­нал, а не экономист-психолог-переводчик, не химик-технолог и не товаровед.

А ректор, будучи искусным дипломатом, вылил на Лихоборского (но у него за спиной, естественно) заготовленный ушат грязи и сказал важное:

— Основы журналистской деятельности — это не главный предмет на факультете имени журналистики!

А какой — главный, ректор не пояснил, но студенты подумали, что — физкультура, натянули кроссовки, надели спортивную форму и принялись бегать вокруг Университета имени образования.

А декан факультета имени журналистики очень обиделась. «Я для них массовиком-затейником работаю, — внутри себя всхлипывала декан. — И туда их вожу, и сюда. И туда посылаю, и сюда тоже. Знаменитых телеведущих с каналов «Ювелирочка» и «Магазин на диване» к ним приглашала, стенды на выставках им показывала, тим-билдингом с ними занималась, скил-боксами просто заваливала, в маркетинг их с головой опускала, коммуницировала с ними безостановочно, а они — свиньи неблагодарные. Профессионала им подавай! Вот лишу их мастер-класса по мейкапу, будут тогда знать!»

А Лихоборский вечером включил телевизор, показывали «Бесогон­» Никиты Михалкова. И там — короткое видео. Уличный электронный стенд со сменяющимися рекламами. Первая — Герой России, звание, имя, фамилия, портрет. Вторая — Герой России, звание, имя, фамилия, портрет. И третья — очень крупно: утилизация, а мелко — название сети магазинов. И комментарий Никиты Сергеевича: мол, взяли и утилизировали наших героев, и никто не подумал, какие картинки на стенде идут друг за другом. Но мэтр оговорился: «А другие скажут: а чё такого-то?»

И Лихоборский подумал: «Да, вот они — воспитанники пантюхиных, это их работа, это они героев утилизировали. Журналистика на факультетах имени журналистики — и впрямь не главный предмет. Журналистика сегодня — это не о смыслах, а о продажах. Вот ее товароведы и преподают. Пополам с экономистами, психологами и химиками-технологами. А чё такого-то?»

Алексей Вишневецкий.

карикатура
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x