Парламентская мода на генетику и селекцию

http://council.gov.ru/events/multimedia/photo/177294/

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко закрыла в пятницу, 24 декабря, 515-е заседание верхней платы и осеннюю сессию парламента.

Последнее заседание сессии продолжалось три с половиной часа. За это время рассмотрели 78 вопросов повестки.

Получилось по 2,7 минуты на вопрос с учетом того, что из 72-х законов 15 вызвали хоть какие-то вопросы. Серьезно обсуждался закон о семеноводстве.

Поправки в закон о в выдаче разрешений на установку и эксплуатацию рекламных конструкций сенаторы отклонили.

55 законов приняты молча, и среди них такие спорные, как создание публично-правовой компании «Роскадастр», передача ЖКХ в концессию и слияние Фонда ЖКХ с Фондом помощи обманутым дольщикам для образования публично-правовой компании «Фонд развития территорий».

Когда накануне пленарки закон обсуждался в комитете по бюджету, председатель комитета Анатолий Артамонов философски заметил, что если пьянку нельзя остановить, ее надо возглавить.

С учетом того, что сенаторы тратят по сравнению с депутатами значительно меньше слов и вообще работают меньше, дискуссия в палатах Федерального Собрания имеет взаимно дополнительный характер: хоть и скороговоркой, докладчики в СФ иногда говорят то, что в ГД не звучало. Сказывается тщательная проработка законов за пределами публичных дискуссий.

В то же время отклонение законов в СФ связано как правило не с системными дефектами, с этим сенаторы не спорят, но с дефектами техническими, которые можно и должно было исправить в процессе подготовки законопроекта ко второму чтению.

Отклонение какого-то одного законопроекта стало буквально украшением каждого пленарного заседания верхних в пику нижним.

Единственный закон о семеноводстве в этот день обсуждался серьезно. Точнее, обсуждался не закон, с ним все ясно. Нарисованный в Минсельхозе текст в малой доле возвращает в практику семеноводства то, что в советское время казалось очевидным. В частности, генетическую паспортизацию сортов и гибридов семян.

Мне так представляется, что дискуссия связана ростом популярности генетики и селекции. Практически ни одно заседание не обходится без этой дежурной темы.

По ходу пьесы выявились удивительна вещи, которые никакими законами не перешибешь. Оказалось, что полномочия по координации сельскохозяйственной науки вместе с полусотней отраслевых институтов передали из Минсельхоза в Минобрнауки.

Замминистра Минобрнауки Андрей Омельчук радостно поведал, что Минобр совместно с Минсельхозом приступили к созданию координационных советов по каждой культуре. Картофель подняли до 15% отечественных семян, сахарную свеклу 20%.

Председатель СФ Валентина Матвиенко потребовала срочно ставить другую планку, а не «в час по чайной ложке»:

«Вот перестанут нам сатрапы семена картофеля поставлять и что мы будем делать? Вам неуд за развитие отечественного семеноводства».

Дровишек в костры амбиций подкинул докладчик по закону, первый зампред комитета СФ по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Сергей Митин. По его словам выхолит, что семена лежат на полках научных учреждений, а показатели импортозамещения бумажные.

Бумажные показатели? Матвиенко запустила следующую серию справедливого гнева: «Хватит плестись в хвосте! Встряхнитесь, займитесь этой темой. Раз в полгода Минсельхоз должен представлять отчет по развитию отечественного семеноводства Помидорами не отделаетесь».

Анатолий Артамонов сообщил о своем стойком убеждении, что до тех пор, пока отраслевые институты не будут возвращены в подчинение Минсельхоза, ничего не изменится. Не будет Минобр заниматься племенным животноводством. Сначала эти институты возмущались, теперь живут на смете и им ничего не надо.

Андрей Омельчук подобно опытному двоечнику принял критику, обещал отработать и заверил: ресурсов у нас достаточно.

Последнее слово осталось за Матвиенко. Председатель СФ пригрозила: «Пока не будет семян укропа и салата, вам будет неуд».

Но сколько ни погоняй, эта кобыла шибче не пойдет. Лучше было бы Матвиенко пустить свою энергию на другие законы этого дня, которыми создаются и усугубляются относительно свежие проблемы. Семеноводство и племенное дело разрушены в Советском Союзе почти полвека назад. Для восстановления отрасли нужны такие же усилия в плане реконструкции суверенности, как приложены в сфере оборонки и кино. Вольно председателю СФ наводить шмон на мальчиков для битья в ранге замминистра, но они-то знают, отвечать не придется.

В своей традиционной речи перед закрытием сессии Матвиенко сообщила, что она просто счастлива работать с такой командой, в таком коллективе. Надо работать с людьми, разъяснять законы, и в этом помогают телеканал ВместеРФ и программа Сенат.

Сегодня выходит сотый выпуск программы Сенат в обновленном формате.

Все бы правильно, только вот именно сегодня телеканал ВместеРФ выдал брак в эфир. Во время выступления в СФ зампреда Думы Ирины Яровой трансляция пленарного заседания СФ была прервана какими-то случайными комментариями.

Вот пусть теперь доказывают, что это была случайность. Я успел переключиться на трансляцию с сайта СФ лишь в самом конце выступления Яровой. Как только она закончила, прямая трансляция телеканала восстановилась.

Обсуждали закон Яровой о препаратах off label для несовершеннолетних, не указанных в инструкции. Яровая приложила много энергии для преодоления сопротивления чиновников Минздрава.

Подобные моменты в жизнедеятельности парламента случаются постоянно.

Например, когда СФ принимал закон о специализированных ярмарках винодельческой продукции, Матвиенко зацепилась за алкогольную тему и потребовала запретить метанол в открытой продаже. Возмущение председателя СФ на сей раз вызвало то, что против простого решения Минпромторг возражает. Матвиенко это точно знает.

Откуда в нашей жизни столько садистов массового поражения, непонятно. Однако подобные преступления против человечности, как запуск метанола в открытую продажу, стали обыденностью.

Лев МОСКОВКИН.

Фото council.gov.ru