Что происходит в Казахстане?

https://www.youtube.com/channel/UCriGCPWkE9-TYGH4pxstOtg

Февральская революция 1917 года началась в России с того, что петербуржцы, возмущенные перебоями с поставкой хлеба, вышли на улицы. К ним присоединились солдаты. Дальнейшее известно. Правда, царь Николай II не просил ни Англию, ни Францию ввести войска в страну.

В Казахстане, в городе Жанаозен Мангистауской области народ вышел на улицы, возмущенный двукратным повышением цен на сжиженный газ. Протест, как пламя в сухой степи, перекинулся на другие города.

Ситуация в Казахстане не просто сложная, а еще и непонятная.

Однако прежде надо сказать о реакции на эти события в России. С одной стороны, некоторые наши политики и обозреватели сразу же, как обычно, объявили: все это – «злонамеренные происки Запада». С другой, в комментариях к телерепортажам государственного телевидения проскальзывает иногда злорадный подтекст: мол, смотрите, какой там бардак, в то время как у нас – тишь, гладь и благодать. Как по-моему, это большая глупость. Потому что каким бы ни был российский человек, он ведь видит, что народ там начал протестовать против повышения цен. И добился своего, власть тут же пошла на попятный. Мало того – в отставку отправлено правительство… Как ни крути, получается пример?

Теперь о казахстанских совпадениях, закономерностях, особенностях и странностях.

Во-первых, в Мангистауской области и вообще на западе Казахстана 80% автотранспорта работает на сжиженном газе. То есть двукратное повышение цен сказалось на многих. Во-вторых, это Мангыстау, полуостров и плато Мангышлак, историческая территория адаевцев.

Казахи делятся на три крупных родоплеменных союза — жуза. Старший, Средний и Младший жуз. Есть поговорка: Старшему жузу дай чабанский посох — он будет приумножать скот, Среднему — перо, он грамотный, будет вершить суд, тяжбы. А Младшему — копье, он будет воевать с врагами.

Но даже в воинственном Младшем жузе особо стояли джигиты рода адай – как самые отчаянные. Их характер выработался в жестоких природных и исторических условиях, постоянных набегах и стычках, в том числе с такими же отчаянными вояками — туркменами. Кончилось тем, что породнились, есть ответвление рода, которое называется туркмен-адай.

В 1931 году, в устроенный советской властью страшный Голодомор, адаевцы и табынцы (другой род Младшего жуза) подняли восстание и несколько месяцев сражались с войсками НКВД.

Десять лет назад «Московская правда» писала о протестных акциях против увольнений бастующих рабочих в городе нефтяников Жанаозене (все в том же Жанаозене). В схватках с полицией погибли более десяти человек. На следующий день пять тысяч человек вышли на площадь. Для города с населением в 100 тысяч — это как 600 тысяч для Москвы. Женщины на улицах Мангыстау кричали: «Адай будет жить!» Или, в другом переводе на русский: «Адай не убьешь!»

Это звучало как «уран» — древний боевой клич. У каждого рода свой «уран».

Нынешний протест, начавшись в Мангыстау, перекинулся в другие города, приняв даже не самые радикальные, а разрушительные формы. В том числе, из-за произвола силовых структур. В итоге – погромы, поджоги машин, штурм и поджоги административных зданий, вплоть до мэрии Алматы и резиденции президента Казахстана в Алмате.

«Ночью (в ночь на 6 января – С. Б.) была предпринята попытка штурма здания полиции Алматы. Десятки нападавших ликвидированы», — сообщило управление полиции города.

Этой же ночью комендатура Алматы сообщила, что правоохранительные органы приступили к антитеррористической спецоперации в городе.

Что происходит?

Казалось бы, протестующие добились своего. Цены на газ снизили даже не в два, а в два с половиной раза. Правительство отправлено в отставку. Почему нормальный протест граждан по конкретному поводу перерос в массовые беспорядки?

Конечно, в таких случаях всегда появляются провокаторы, люмпены, безопасно утоляющие свою страсть к разрушению. Но ведь события в Казахстане в первые январские дни 2022 года перешли грань беспорядков и стали бунтом, если не сказать – широкомасштабным мятежом.

Комментаторы заговорили о революции, вспомнили украинский Майдан и белорусский протестный марафон после президентских выборов. И там, и там был необходимый для революции общественно-политический центр, партия или несколько партий, штаб, политические идеи и заметная политическая оппозиция, которая в Украине и победила.

А в Казахстане, похоже, ничего этого нет. Только 5 января, на пике событий активисты из Жанаозена выдвинули 5 требований к руководству страны: «Смена режима; проведение народных выборов глав каждой области и города, возвращение Конституции 1993 года; гражданские активисты не должны подвергаться преследованиям; приход к власти человека вне системы, признаваемого революционным, не из властных кругов».

Получается, только Жанаозен, город областного подчинения, выдвинул политические требования? И уже, повторим, в разгар событий.

Политическая оппозиция в Казахстане слабая, и в этих событиях себя не проявила. Значит, только стихия? Единственный более или менее общий политический лозунг: «Шал, кет!» По-русски: «Старик, уходи!» Обращен он к Нурсултану Назарбаеву, которого считают теневым руководителем страны. Но государственная писаная или неписаная иерархия — жестокая вещь: вся полнота власти, как правило, оказывается у того, кто обладает официальной властью. Кстати, к вечеру 5 января президент Токаев объявил, что отныне, в виду чрезвычайных обстоятельств, будет совмещать должности главы государства и председателя Совета Безопасности. Таким образом сместив Назарбаева, который должен был занимать этот пост пожизненно.

Тогда что же происходит в стране? Стихийный бунт? Вырвалась наружу разрушительная энергия? Под лозунгами «Все надоело!», «Пошли вы все на …!», «Бей, круши!», «Долой всю существующую власть!»?

Так или иначе, это проявление накопившегося общего недовольства существующими порядками.

Но опять же – все познается в сравнении. Казахстан находился на 12 — 13 местах в СССР по уровню социально-экономического развития. Ему была отведена роль сырьевого, военно-промышленного придатка и военного полигона. На территории республики располагалось более пятидесяти крупнейших предприятий военно-промышленного комплекса, повисших тяжким грузом, никому не нужных в новых экономических условиях.

Уровень социально-экономического развития страны определяет валовой внутренний продукт по паритету покупательной способности в расчете на душу населения. По этому показателю Россия на 51-м месте в мире, Казахстан – на 54-м, намного опережая Белоруссию, Молдову, Азербайджан, Армению, Грузию, Украину, Узбекистан, Таджикистан, Туркмению.

Зарубежные политологи назвали подъем экономики республики «казахстанским феноменом».

Но… все познается в сравнении. Выросло два поколения, не знающих, что такое СССР, и они сравнивают нынешнюю жизнь с жизнью на Западе, у них другие стандарты.

Положение в Казахстане напряженное. Прежде всего, в Мангистауской области, где силовики переходят на сторону протестующих. И – в Алмате, которая стала центром событий.

«Ситуация в Алмате будет определять дальнейшее развитие протестного движения в Казахстане, — считает Станислав Притчин, старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований Института международной экономики и международных отношений. — Мы видим, что нет лидеров как таковых, ситуация вышла из-под контроля, если он вообще был. Спонтанно люди вышли. От того, как властям удастся навести порядок в Алмате, во многом будет зависеть ситуация в целом в Казахстане. Если победит улица, то это будет означать начало конца. Потому что Алмата — самый населенный город, долгое время был столицей страны».

Под «началом конца» каждый подразумевает свое. Например, есть опасность, что возможным переворотом могут воспользоваться силы, которые свернут Казахстан с европейского пути. Начнут возвращать к «традиционным ценностям», надевать на шеи «духовные скрепы».

И последнее, самое опасное. Вечером 5 января президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев сообщил, что обратился к партнерам по Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) «c просьбой помочь преодолеть террористическую угрозу».

Самый худший вариант из самых худших. Самоубийственный и для страны, и для Токаева. Какая помощь может быть при «преодолении террористической угрозы»? Только военная.

В ночь на 6 января на официальном сайте президента России появилось заявление председателя Совета коллективной безопасности ОДКБ и премьер-министра Армении Никола Пашиняна о принятом организацией решении направить в Казахстан Коллективные миротворческие силы: «В настоящее время самолетами военно-транспортной авиации ВКС России осуществляется переброска на территорию Республики Казахстан РОССИЙСКОЙ ЧАСТИ (выделено мною – С. Б.) миротворческого контингента».

В ОДКБ входят Россия, Казахстан, Армения, Белоруссия, Киргизия и Таджикистан. Пока известно только о том, что направляются в Казахстан лишь российские солдаты.

Но если в Казахстан введут чужие войска, то, вполне вероятно, поднимется уже вся страна.

Люди старшего поколения сразу же вспомнили: «Так начиналось в Афганистане…» Та война унесла миллион жизней афганцев и 15 тысяч жизней советских солдат. Эта будет намного страшней. Потому что – соседи.

Статья 4 Договора, на которую ссылается председатель Совета ОДКБ, гласит: «Если одно из государств — участников подвергнется агрессии (вооруженному нападению, угрожающему безопасности, стабильности, территориальной целостности и суверенитету), то это будет рассматриваться государствами — участниками как агрессия (вооруженное нападение, угрожающее безопасности, стабильности, территориальной целостности и суверенитету) на все государства — участники настоящего Договора».

Но в статье 4 ничего не говорится о внутренних конфликтах в странах ОДКБ. То есть ОДКБ не уполномочена вмешиваться во внутренние дела государств — брать на себя роль жандарма.

Скорее всего, другие члены ОДКБ воздержатся от отправки своих войсковых соединений. Хотя о своей готовности сделать это уже сообщили в Киргизии и Белоруссии. Но пока только Россия втягивается во внутренний конфликт в соседней стране. И что, она получит славу жандарма?

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

 Фото: скриншот видеосюжета НовостиBPKZ на YouTube